Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Мелхиседек, богословие красоты, новое сакральное пространство

Книги

Ð˜Ñ ÐºÑƒÑ Ñ Ñ‚Ð²Ð¾ иконы. Ð‘Ð¾Ð³Ð¾Ñ Ð»Ð¾Ð²Ð¸Ðµ ÐºÑ€Ð°Ñ Ð¾Ñ‚Ñ‹«Искусство иконы. Богословие красоты» — книга одного из лучших современных православных мыслителей — француза Павла Евдокимова. Книга много шире своего заголовка: философия Красоты и искусства, философия богослужения, аутентично православное свидетельство в современном мире.



«Православие» французского богослова Павла Евдокимова — классическая книга «парижской школы богословия». Книга представляет собой введение в православное богословие, синтез современной православной мысли: история Православия, учение о человеке, Церкви, богослужении, о Последних временах.



Собрание избранных статей священника Сергия Булгакова, одного из столпов русского религиозного ренессанса, одного из главных православных богословов и философов XX века, одного из основателей «парижской школы богословия».



«Господские праздники» — книга выдающегося современного богослова митрополита Иерофея (Влахоса). Это не просто книга про церковные праздники: это богословие; автор разбирает христологическое учение, вложенное Церковью в свои праздники.



Ð¢Ñ Ð¶ÐµÐ»Ñ‹Ðµ временаДобавили несколько аудиокниг Диккенса:

— Честертон писал о романе «Тяжелые времена» в своей книге «Чарльз Диккенс»: «“Тяжелые времена” — поражает нас почти неожиданной суровостью. Я бы сильно преувеличил, если бы назвал Диккенса социалистом. Суть и своеобразие его взглядов можно передать так: когда все думали, что либерализм неотделим от индивидуализма, он пылко защищал либерализм и пылко отвергал индивидуализм. Или так: он видел, что таинственному созданию по имени человек одинаково и глубоко безразличны и крайний социализм, и крайний индивидуализм».

«Посмертные записки Пиквикского клуба». Честертон о романе: «И вечная радость народной веры, и вечный смех народной книги исчезли в наши дни. Диккенс близок к народной вере — самой глубокой и надежной из вер: он исповедует вечную радость, он верит в существа нетленные, как Пэк или Пан, чье жизнелюбие не могут погасить неисчислимые тысячелетия».

«Наш общий друг» — поздний роман Диккенса с превосходно выстроенным сюжетом и прекрасным юмором. Честертон считал, что в этом романе Диккенс во многом вернулся к своему раннему творчеству, не потеряв, однако, достижений позднего.

«Жизнь и приключения Николаса Никльби» — ранняя книга Диккенса, где разворачиваются его основные идеи: чудовищная власть денег, эгоизм и жестокость, но, конечно, и безумные радость и свобода.

Лекции

Ð¥Ñ€Ð¸Ñ Ñ‚Ð¾Ñ Ð¸ ÐœÐµÐ»Ñ…Ð¸Ñ ÐµÐ´ÐµÐº: Ñ…Ñ€Ð¸Ñ Ñ‚Ð¾Ð»Ð¾Ð³Ð¸Ñ ÐŸÐ¾Ñ Ð»Ð°Ð½Ð¸Ñ Ðº ÐµÐ²Ñ€ÐµÑ Ð¼К 10-летнему юбилею «Предания» сделали топ-10 произведенных нами лекций. Тем временем начался новый сезон нашего лектория:

— Новый ролик проекта «Лучшие книги о вере»: лучшие книги о истории РПЦ в XX веке по версии историка Сергея Фирсова.

Библеист Алексей Сомов — о загадочном Мелхиседеке и взглядах автора Послания к Евреям на личность Христа.

Библеист Владимир Стрелов рассказывает об основных идеях Книги Деяний: церковная община, жизнь в Духе и свидетельство о Христе.

— Новая лекция священника Алексея Агапова из цикла «Псалмотерапия».

Музыка

ÐŸÐµÑ Ñ‚Ñ€Ñ‹Ðµ Ð¿Ñ€ÑƒÑ‚ÑŒÑ Ð˜Ð°ÐºÐ¾Ð²Ð°«Пестрые прутья Иакова» — важная книга для философской эволюции Владимира Мартынова, интереснейшего современного композитора и мыслителя. Это первая книга, где он не пишет о музыке, первая, где он применяет «автоархеологический» метод — совмещение чисто философских рассуждений с автобиографическими зарисовками. Главная тема «Пестрых прутьев Иакова» — взаимоотношение визуального и литературного. Православная Русь была культурой примата визуального: Москва была иконой Небесного Иерусалима, Московский Кремль, московские храмы были элементами этой иконы. В петербургский период наступает торжество литературного: при этом расцвет русской литературы приводит к угасанию визуального, обезображиванию русской визуальности. Перестают создавать «настоящие» иконы — пишут живописные подделки икон; перестают строить «настоящие» храмы; Храм Христа Спасителя — не «православный», а «имперский»; при Николае I перестраивают Московский Кремль, уничтожая его подлинный облик, его «смысл». Советское разрушение храмов, «генеральная реконструкция Москвы» — лишь продолжение этого процесса, достигающего пика в России постсоветской в «церетели-глазунове», абсолютной визуальной убогости. Однако Мартынов утверждает, что время русской литературы закончилось, рассуждая при этом о культурных сдвигах, поколениях и т. д. Так в настоящем времени маячит шанс новой визуальности, нового сакрального пространства.

Новое сакральное пространство — главное у Мартынова. «Смерть Бога», Новое время, атеизм и пр. уничтожили старое сакральное пространство. Но Новое время закончилось, а значит, у нас есть шанс на новое сакральное пространство. Мартынов — уникальная фигура: его философия есть рефлексия над его музыкой, а его музыка есть воплощение его философских идей. Вот несколько его музыкальных творений:

«Сакральное пространство, в котором изначально обитал человек, оказалось разрушенным к началу XX века, о чем возвестил Ницше в знаменитых словах “Бог мертв”, и теперь современный мир походит на руины Иерусалима, оплаканные пророком Иеремией. Старое сакральное пространство григорианского хорала еще по видимости существует в нашем мире, но оно утратило свою прежнюю жизненную силу. “Литания Богородице” представляют собой попытку создания нового сакрального пространства, которое конструируется из того, что у нас пока еще есть под рукой, а именно из обломков и фрагментов старого сакрального пространства григорианского хорала. Литания, или прошение, имеет одну единственную цель — спасение души».

«Минимализм — это апелляция «не к мудрости человеческой, но к силе Божией», а Passionslieder есть не что иное, как минималистская попытка стать незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и при том распятого».

Stabat Mater / Requiem (Temenos): «Не следует забывать о том, что подлинная сопричастность страданиям Матери, видящей смертные муки Своего Сына, оборачивается обещанием Самого Сына распятому с Ним разбойнику: «ныне же будешь со мной в раю». Именно в этом нисхождении и переходящем в вечность совосхождении заключается ритмическая тайна Stabat Mater. […] То, что текст Missae Pro Defunctis, начинающийся со слов Requiem Aeternam, воспринимается ныне как повод для написания скорбной музыки, есть лишь одно из многочисленных следствий глобальной деформации сакрального пространства, порожденной эпохой Просвещения. В его власти оказались практически все великие музыканты Нового времени, не исключая Моцарта. А вместе с тем изначальная цель Missae Pro Defunctis заключается не в том, чтобы человек культивировал в себе скорбные чувства, естественно возникающие в момент прощания с усопшими, но в молитве о том, чтобы Бог даровал усопшему вечный покой и вечный свет. Однако этот вечный покой и вечный свет есть то, что практически неведомо человеку, погруженному во мрак блистательного Просвещения».

Статьи

«Почему христианство и патриархат несовместимы?» Дина Королёк. «Патриархальный брак – насильственен, христианский – доброволен; патриархальный брак – обязателен, христианский – необязателен; патриархальная семья встроена в сообщество, не существует вне его, семья по Павлу – жена, муж и над ними сразу Христос».



«Лицом к страху». Наталья Лосева. «Если вы заболели раком. Если вам говорят, что прогноз плохой… Молитесь о каждом. Бог очень рядом в этой болезни».



«Как закончить игру в стреляние штучками по шарикам». Юлия Кулакова. «Возможно, легче тем родителям, у которых с детства все решал взмах волшебного ремня. Ап – и тигры у ног моих сели. А еще раньше не было Интернета».



«Джон Картер. Художник, который рисовал ртом». Денис Семёнов. «С детства он обладал живым умом, но это проявлялось скорее в озорстве, чем в успехах в учебе. Однако у него было одно пристрастие – рисование».



«Кто вдунул в нас совесть. Алексей Кортнев vs протоиерей Игорь Фомин». Чем нравственный кодекс строителя коммунизма отличается от десяти заповедей?



«Решиться на счастье». Елизавета Трофимова. К десятилетию «Предания» мы решили собрать истории наших подопечных и рассказать, как они живут сейчас. Арина Чабан — школьница из небольшого города Хмельницкого, два года назад перенесшая операцию по исправлению сколиоза.



«Успение Божией Матери: сказка, ставшая богословием». Монахиня Елисавета (Сеньчукова). «Предание об Успении Девы Марии формировалось несколько веков и, несмотря на свою внешнюю «сказочность», апокрифичность, формировалось именно исходя из богословия».



«Андрей Платонов: юродивый в литературе» — лекция Янины Солдаткиной.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!