Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Мы все умрем

Дарья Сивашенкова — о том, что приоритетно для христианина, а что — лишь временно и преходяще…

Нет, погодите, это еще не законченная мысль, не жесткий приступ депрессии и не попытка косплеить Путина или Капитана Очевидность.

Это о роли Церкви.

Мы все умрем, и в этот миг перестанем быть русскими, украинцами, греками, американцами, представителем любой нации или народности.

Мы будем делиться лишь по одному признаку: Христовы или нет.
Никакого другого деления не будет. Единственно это, которое во спасение или в погибель.

Мы все умрем и там узнаем: принадлежали мы к той единственной общине, которая продолжится в вечность, или не принадлежали. И поймем, что, в общем, только это и имело смысл, и ставить что-то другое выше этого или наравне с этим — было ошибкой.

Задача и смысл Церкви — единственные настоящие задача и смысл Церкви — это делать все, чтобы Христовых после смерти оказалось как можно больше.

Другой цели у Церкви нет.

Церковь может благотворить, милосердствовать, миротворить, творить добро от избытка своего и от любви своей, защищать обиженных, помогать страдающим, но призывать Церковь может лишь к одному: приидите ко Христу. И превозносить Церковь может лишь одно — Христа.

Поэтому как только с амвона раздаются проповеди про Русский мир, славу Украине, первенство греков перед славянами в православии etc. — следует вспомнить суровые слова апостола Павла из Послания к Галатам.

«Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое [впрочем] не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово.

Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема.

Как прежде мы сказали, [так] и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема».
(Гал 1:6-9)

Как только Церковь становится носительницей и проповедницей ЛЮБОЙ идеологии, кроме единственно Христа распятого и воскресшего, — она сама себя подставляет под эту павловскую анафему.

Как только Церковь начинает ласкать национальную гордыню — она подставляет себя под анафему.

Поместная Церковь — это не закрытая община того или иного народа, вокруг которого враги окопались. Это те люди, среди народа, кто осознал свою причастность Христу и через Христа — всем остальным христианам, в какой бы стране они ни жили, какой бы национальности ни были.

У Церкви нет и не может быть иного народа, кроме народа Божьего. И другого понятия о национальности, кроме — Христов ты или не Христов.

Потому что мы все умрем, и все воскреснем. Но воскреснем не русским, американцем, украинцем, греком, а во Христе или не во Христе.