Нельзя жить без надежды. Но предмет надежды — за пределами мира

Тимур Щукин

Публицист, патролог, философ.

Подпишитесь на наш Телеграм
 
   ×

Неделя Ваий — это праздник надежды и неоправдавшихся ожиданий, потому что одни надеялись на Царство Божие, а другие на земное царство. Святитель Григорий Палама считал, что вся история человечества построена на преодолении отчаяния, построена на вечной надежде. Конечно, человек постоянно ошибается, возлагая надежду на мир и жизнь в этом мире, которые ничего, кроме разочарования, принести не могут. Но помимо этого мира есть еще Тот, который и должен быть объектом упования.

Евреи надеялись на то же самое, на что и римляне

Святитель Григорий Палама считает, что еврейский народ во время Входа Спасителя в Иерусалим, возможно, сам того не понимая, провозгласил вселенское значение этого события, перед которым не имеют никакого значения разногласия между иудеями и римлянами, государственные и узкоэтнические интересы.

Что же говорит народ? — «Благословен грядый во имя Господне», являя этим, что Он — Сущий от Бога и Отца и пришедший во имя Отца, как и Сам Господь говорил о Себе: «Аз приидох во имя Отца Моего, от Бога изыдох, и иду» (Ин 5:43, 16:27–28). Под изречением же: «Благословенно грядущее Царство… Отца нашего Давида» (Мк 11:10), подразумевается такое царство, в которое, по пророчеству, предназначено веровать и язычникам, и особенно — римлянам. Ибо этот Царь — не только надежда Израиля, но и чаяние язычников, согласно пророчеству Иакова, «привязуяй к лозе жребя свое», т.е. покаряющий Себе народ от иудеев, «и — к винничию жребца осляте своего» (Быт 49:11). Веточки же винограда — это Ученики Господа, которым Господь сказал: «Аз есмь Лоза — вы же рождие» (Ин 15:5).

Чрез рождие же это Господь присоединил к Самому Себе «жребца осляти Своего», т. е. Новый Израиль из язычников, по благодати ставший сынами Авраама. Если же это Царство является надеждой и язычников, то, — они как бы сказали, — зачем нам, верующим в Него, бояться римлян? Итак, не умом, но по понятию беззлобия, младенствуя, одухотворенные Святым Духом, они возслали Господу совершеннейший и полнейший гимн, свидетельствуя, что Он, как Бог, оживотворил четверодневного мертвеца Лазаря.

Беседа 15 в Неделю Ваий

Христианская историософия: никогда не отчаивайся

История человечества — это история падений, но не история отчаяния. Каждый грех может быть покрыт покаянием, а сама склонность ко греху — это обещано Богом еще Адаму — будет уничтожена Пришествием Сына Божьего.

Мы не должны отчаиваться в спасении, и совершенно нет причины для отчаяния: потому что вся жизнь для нас является временем покаяния, так как Бог не хочет смерти грешника, как говорит Писание, но — чтобы он обратился и был жив. Почему же смерть не последовала немедленно за преслушанием, или почему иному мы, согрешая, не лишаемся жизни, как не потому ли — что есть надежда на обращение? А где есть надежда на обращение, там отчаянию нет места. Ибо, вот, и сын Адама Авель с самого начала принимает свидетельство от Бога, что он явился Ему угоден и приятен.

И немного времени спустя после нашего падения, Энос возымел надежду призывать Господа. Энох же не только угодил Богу, но и был перенесен живым в теле на небо, став очевидным проявлением милосердия Божиего к людям. Но, вот, снова — проявление греха — и снова отвращение Бога от нашего рода, и мы справедливо были преданы всемирному Потопу; и опять гнев Божий не был непримирным, и приговор не был немилосердным.

Праведного Ноя, который угодил Богу в своем роде, Бог чудесно сохранил наподобие некоего второго корня нашего рода, — как бы в Своем Провидении обрезав, но, по милосердию, не срубая и не выкорчевывая, дурно возросший человеческий род. После него Авраам явился Богу верным и угодным Богу, и как таковой был засвидетельствован Им; и сын его — Исаак, и сын Исаака — Иаков, и от него — Патриархи, которым было дано обетование и предсказание еще большей милости и человеколюбия; то обетование, которое мощно возобладало став выше нашей греховности, а именно: что Он, Великий Пастырь, сойдет со святых небес для взыскания затерявшейся овцы. Затем следовали Законоположники, Судьи, Царский род, от которого было явно обещано, что придет по плоти Христос. Ныне же пришел и явился Христос, Оное Предвечное Слово Божие, создавшее нас в начале, ставшее человеком, как мы, ради нас, чтобы возобновить и воссоздать состарившихся и сокрушенных грехом.

Беседа 22 на Вознесение Бога и Спаса нашего Иисуса Христа; в ней же говорится о страстях и добродетелях

Глупо надеяться на временные вещи…

Свт. Григорий Палама указывает на двойную порочность надежды на вещи этого мира. Субъект этой надежды — то есть мы сами — изменяемся и умираем. И объект тоже никогда не вечен. Так какой же смысл возлагать надежду на то, что точно умрет?

Поскольку этот мир не прочен, но как Апостол сказал, нынешнее есть не иное что, как — образ: и в действительности бывает и в то же время ничего нет, на краткое время показывается и тут же проходит; то если бы кто и желал удержать, никак не может этого сделать; это — как легкий облак, гонимый ветром в летнее время, который бросает быстро пробегающую тень. Оттуда — и самый совет, чтобы каждый из нас проявил явное душевное изволение и дал пример в осознании, данных Богом наставлений: потому что если бы кто и захотел удержать, как я сказал, однако все принадлежащее нынешнему веку не удержимо, и то по двум причинам: ибо не только век сей мимотечет, но и каждый из нас, пользующийся сим миром, бывает лишь на время и прежде чем чем-то в мире овладел, уходит из него.

И как бы шествуя каким-то путем, проходит всякий человек, и по пути этому происходит многоразличное движение, проходящее мимо него; и по необходимости происходит одно из двух: либо мимотекущее по пути ускользает от него, и то, чем он обладал, он уже не в силах удержать, либо — сам он, проходя, в конце концов уходит с сего пути жизни, и не может удержать того, что дает жизнь; потому что человек, будучи смертным, привязан к житейским делам, а и они — подвержены переменам.

 Итак, человек, связанный с теми вещами, которые изменчивы, и сам многообразно изменяется и теряет то, то удерживал: как богатство, так и блеск и радость, или же, умирая, сам себе наносит непоправимое изменение и нагим отходит отсюда, оставляя то, что имел здесь и на что возлагал надежды. Но быть может это достанется как наследство его детям? — Но ему-то какая радость от этого? Он уже не примет участия в здешней жизни, а дети равным или иным образом также погибнут. Следовательно, смерть всегда является бедствием для тех, которые привержены к сему миру, которые нагими в конечном итоге берутся отсюда и все, что было им любимо, оставляют.

Беседа 19 на Евангелие Христово о Самаряныне, и о том, что долженствует презирать земные блага жизни

…Но надежда сильнее смерти

Для человека, не имеющего надежды на Господа, смерть — это перспектива, перед которой меркнут все краски мира, все временные блага. Однако для верующего — так считает свт. Григорий Палама — даже смерть — кажущееся бедствие.

Хотя чрез божественное крещение Господь нас и возродил и чрез благодать Святаго Духа запечатлел в день Искупления, однако оставил еще иметь смертное и страстное тело, и хотя Он изгнал начальника зла из душ человеческих, однако допускает ему нападать изовне, чтобы человек, обновленный, согласно Новому Завету, т. е. Евангелию Христову, живя в доброделании и покаянии, и презирая удовольствия жизни, перенося же страдания и закаляясь в нападениях врага, — уготовал себя в сем веке к вмещению нетления и оных будущих благ, которые будут соответствовать будущему веку. Следовательно, верный должен радоваться надеждой; и поскольку здешняя жизнь закончится, должен благоразумно с верою ожидать блаженства, которое будущая жизнь будет заключать в себе нескончаемо.

В разумении же веры долженствует в стойкости переносить ту несчастность, которую достойно в виде наказания несет в себе эта жизнь, и чрез неподатливость греху, если придется, до крови противиться начальнику, сотруднику греха и построенным им ухищрениям; потому что, за исключением греха, ничто в этой жизни, ни сама смерть, не есть бедствие, хотя и походило бы на бедствие.

Беседа 16 о Домостроительстве Воплощения Господа нашего Иисуса Христа

На что мы надеемся? На воскресение в нетленном теле

Наша надежда — Сам Христос. В том смысле, что Он своей жизнью, Своей смертью и Своим воскресением явил нам то, чего сподобимся и мы.

Как Христос умер в немощи и бесчестии тела, восстал же в силе и славе божественной, так и пожившие о Христе сеются в смерть, скажем опять словами Павла, в немощи и бесчестии, восстанут же в силе и славе, прияв тело прославленное и чистое, какое имел Христос после Воскресения, став Первенец из мертвых и Начаток усопших.

Но оное обновление по телу, так сказать, верою зрится ныне; не самым видением, не самою еще вещью, но — надеждою; и само обновление воспринимает начало, как было сказано, в божественном крещении, чрез отпущение грехов, усиливается же и возрастает чрез праведность в вере, все более и более обновляясь в познании Бога и в соответствующих сему добродетелях; примет же завершение в будущем некогда — лицо-к-лицу зрении Бога; ибо ныне зрит как бы чрез зерцало и в гадании…

Говоря же, что Он нам дал власть быть чадами Божиими, как будто мы еще не таковые, он показал завершение усыновления; ибо как новорожденный младенец имеет силу от природы стать мудрым, и потенциально он — мудр; с течением же лет, если при этом сшествуют и содействующие развитию обстоятельства, тогда и, действительно, будет мудрым, — так и возрожденный чрез божественное крещение, воистину восприял потенциальную силу, чтобы стать сообразным телу славы Сына Божияго; так что если будет шествовать в новизне жизни, жительствуя согласно Христу и по Его Евангелию, то в воскресении, при происходящей от сего силы для совершенства, уже не верою и надеждою, но самой истиной и вещью возымеет прославленное и чистейшее тело, какое и Сам Господь имел после Воскресения.

Беседа 16 о Домостроительстве Воплощения Господа нашего Иисуса Христа

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle