Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Новомученики и исповедники Российские: книги, лекции, фильмы, песнопения

В XX в. Церковь вернулась к своим первым временам, когда исповедование Имени Христова стоило жизни. Тертуллиан, богослов эпохи первых гонений, говорил: «Кровь мучеников — семя Церкви». Если XX в. соответствует первохристианской эпохе, то наш век — нечто вроде начала «Константиновской эпохи». Тогда нам всем не лишне вспомнить слова Иоанна Златоуста на этот счет, слова предупреждения об опасностях, ждущих Церковь в «безопасные времена»: «безопасность есть величайшее из гонений на благочестие, — хуже всякого гонения. Никто не понимает, не чувствует опасности, — безопасность рождает беспечность, расслабляет и усыпляет души, а диавол умерщвляет спящих». Тем важнее не забывать мучеников — истинных столпов Церкви.

Книги

Жития новомучеников и исповедников российских XX века

Жития новомучеников и исповедников Российских XX в. Московской епархии, расположенные по календарному признаку. В электронную версию вошли жития за все двенадцать месяцев и три дополнительных тома.



Собрание житий новомучеников, исповедников и подвижников благочестия Русской Церкви XX в. Жития расположены в алфавитном порядке.



Минея общая новомученикам и исповедникам Российским — богослужебная книга.



«Воспоминания» Сергея Фуделя. Если вы не знаете, что посоветовать почитать «православного» своим знакомым (атеистам, верующим, агностикам, не важно) — рекомендуйте Фуделя. Это блестящий писатель, при этом поразительно «простой», понятный; это глубокий богослов беспримесно церковной мысли. Главное же в нем то, что с трудом поддается описанию — это поразительный мягкий свет, бьющий из каждой строчки. «Воспоминания» — одна из очень важных книг Фуделя. Вся его жизнь прошла под знаком гонений (не только из-за «отсидки»). «Живая жизнь» Церкви во время гонений, исповедники, мученики, святые, вообще верующие в атеистической стране — вот о ком эта книга. «Воспоминания» Фуделя у нас представлены в текстовом и аудиоформатах. Цитата из главной его книги «У стен Церкви»:

«Я только раз в жизни испытал радости щедрости, а ведь есть и (сейчас) люди, которые несут щедрое сердце всю свою жизнь. Это было в Бутырской тюрьме осенью 1922 года, и это было как светлый ветер, выметавший сор души. Я готовился к этапу и раздавал, что имел, и, чем больше раздавал, тем глубже дышал воздухом свободы, в которой мы призваны быть всегда. И это время тюремного дерзания так и осталось сладчайшим временем жизни. Почему я тогда не умер?»



Алексей Лосев, великий православный мыслитель, монах, узник

Форма — Стиль — Выражение

ГУЛАГа, бывший на Беломорканале, в своем замечательном тексте «История эстетических учений» писал о том, как на него повлияли исторические бури XX века, прошедшие через его жизнь:

«Если не самый диалектический материализм, который значительно отстал от революции, то сама революция была для меня великой философско-жизненной школой. Революция гораздо богаче, интереснее, глубже, философичнее, величественнее ее схематических и часто устарелых теорий. Каждый мелкий чекист и деревенский комиссар одареннее и глубже целых тысяч скучных Дебориных и Аксельрод».

Текст удивительный — гонимый христианин, монах, богослов в нем развивает систему христианского марксизма, постигает христианский смысл всего того, что происходило в СССР.



«Отец Арсений» — священник при советских гонениях. Сборник литературно обработанных свидетельств очевидцев о жизни современного исповедника — их духовного отца, а также их рассказы о своей жизни (автор анонимен: скорее всего, «Отец Арсений» — художественная литература). Первые издания распространились по всей России и за ее пределами и сделали книгу «Отец Арсений» одной из самых любимых в православном мире. Она явила образ святого, внутренне тождественный православной святости всех времен, но имеющего неповторимые черты подвижника нового времени.



Воспоминания «смертника» о пережитом

«Воспоминания «смертника» о пережитом» священномученика Михаила Чельцова — уникальный памятник эпохи гонений на Церковь в России.

Отец Михаил Чельцов неоднократно арестовывался: в 1918, 1919 (дважды), 1920 г. В мае 1922 г. был арестован по делу «о сопротивлении изъятию церковных ценностей» («дело митрополита Вениамина»). Михаила Чельцова приговорили к расстрелу. Позднее приговор ему (как и некоторым другим приговоренным) был заменен пятью годами заключения. 40 дней провел в камере смертников.

О своих арестах, пребывании в тюрьме и суде Михаил Чельцов оставил мемуары «Воспоминания «смертника» о пережитом». В частности, подробно изложил свои переживания в ожидании расстрела. «Воспоминания «смертника» о пережитом» — это глубокая исповедь исповедника в ожидании мученической смерти каждую ночь.

«Представляя всю мучительность бессонной ночи, я старался днем не спать или только дремать. Я со слов многих знал, что расстреливают по ночам: зимой с вечера, а летом — на утренней заре. Ночи в июле были коротки, и это опять было большим благом. Ложиться я старался позже, и так как рассвет начинался рано, то я спокойно и засыпал: если с вечера оставили на койке, значит, утром не расстреляют. Зато с вечера, бывало, прислушиваешься ко всякому гудку мотора, к шагам в коридоре, к звяканию ключами в дверях соседних камер. Однажды я совсем было уже решил, что час мой пришел. Я уже лег и почти задремал. В камере уже стемнело. Вдруг слышу звякание ключа в замке моей, именно моей, камерной двери. Зачем ее отпирают в такой поздний час? Ответ мог быть только один и самый печальный. Я привстал, перекрестился и приготовился идти. На душе было как-то совсем спокойно; какая-то решимость овладела мной. Дверь отворилась, но быстро же и захлопнулась, и я услышал только слова: «Извините, мы ошиблись…» Вероятно, водили кого-то из соседней одиночки гулять вечером и, при водворении его на место жительства, ошиблись камерой».

Надо сказать, что по этому делу св. Михаил Чельцов сидел еще два года, потом его освободили. Но он все-таки принял мученический венец: в 1931 году его расстреляли.

Лекции и фильмы

Новомученики Русской Православной Церкви

«Новомученики Русской Православной Церкви» — три лекции протоиерея Георгия Митрофанова, историка, члена Синодальной комиссии по канонизации святых Русской православной церкви, специалиста в теме новомучеников. Отец Георгий рассказывает об «особенностях святости новомучеников XX в.».



«Вечер памяти новомучеников и исповедников Российских» — мини-курс
Анатолия Яковлевича Разумова, руководителя центра «Возвращённые имена» при Российской национальной библиотеке, ответственного редактора многотомного «Ленинградского мартиролога. 1937—1938», основателя Мемориального комплекса в Левашово под Санкт-Петербургом: Большой террор 1937—1938 годов; О героях ленинградского мартиролога; Соловецкие этапы; О реабилитации Иосифа Сталина и другие темы.



«Крестный путь Русской Церкви в ХХ веке» — мини-курс Лидии Головковой, старшего научного сотрудника ПСТГУ (кафедра новейшей истории РПЦ).



Л. Н. Ратнер, художник, участник выставки, разгромленной Н. Хрущевым, автор серии графики, посвященной памяти новомучеников, рассказывает о жизни при Сталине и Хрущеве.



И. Языкова, искусствовед, участница христианского братства «Экумена», рассказывает о преследованиях за веру во времена Брежнева — Андропова.



И. Л. Багратион-Мухранели рассказывает о новомучениках Грузинской церкви.



Собрали разные документальные фильмы, беседы и лекции о новомучениках и исповедниках Российских: несколько десятков видео.

Проповеди, беседы

Протодиакон Андрей Кураев — «Канонизация новомучеников».

Митрополит Антоний Сурожский — «Память новомучеников и исповедников Российских», «День новомучеников и исповедников Российских».

Протоиерей Дмитрий Смирнов — 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я.

Песнопения

Хор Московского Сретенского монастыря. Песнопения новомученикам и исповедникам Российским.

Русская Голгофа. Триптих духовных песнопений. Часть I. Новомученикам Российским. Исполнитель: мужской хор Института певческой культуры «Валаам».

Не-российские новомученики

Новомученики балканские

Крушение константиновской эпохи привело к гонениям не только в России.

«Новомученики балканские» — жития мучеников, пострадавших на Балканах после падения Константинополя. Составлено по синаксарию блаженного Никодима Афонского.



«Слава и боль Сербии. О сербских новомучениках» — собрание житий мучеников и исповедников Сербии XX в., жертв коммунистического и фашистского режимов.



Парижские новомученики — российские изгнанники, принявшие мученический венец от нацистов:

С. М. Панич. «Все страдают, всех жалко»: к проблеме свидетельства парижских новомучеников».

О. Сергий Гаккель написал небольшую, но очень важную книгу, в которой читатель найдет полное жизнеописание преподобномученицы матери Марии Скобцовой, подвижницы и святой XX в. 

«Жизнь и житие священника Димитрия Клепинина»
книга посвящена святому наших дней, мученику Димитрию Клепинину (1904–1944). Д. Клепинин, как и множество людей в то время, эмигрировал. Отец Димитрий Клепинин участвовал в Сопротивлении, спасал евреев от нацистов. За это вместе с матерью Марией, ее сыном Георгием и Ильей Фондаминским арестован гестапо. Отцу Димитрию Клепинину предлагали свободу при условии, что он впредь не будет помогать евреям. Он показал свой наперсный крест с изображением Распятия: «А этого Еврея вы знаете?» Ему ответили ударом по лицу. Вместе с другими сотрудниками «Православного дела» Димитрий Клепинин заключен в нацистский концлагерь Компьень, а затем в подземный лагерь Дора (Бухенвальд). Претерпел многочисленные издевательства и погиб 8 февраля 1944 г. в лагере Бухенвальд. 



«Диалоги кармелиток» — пьеса «французского Достоевского»

Диалоги кармелиток

Бернаноса. Основана на реальных событиях: казни монахинь в революционной Франции. Мощнейшее, пронзительное произведение, подлинно христианское. Смотрите также замечательную оперу Пуленка по этой пьесе и фильм.



«Сила и слава» — гениальный роман Грэма Грина, пример подлинно христианской литературы. Священник в эпоху гонений (Мексиканская революция, синхронная Октябрьской). Священник — блудник, алкоголик, трус… Зачем он остался в этой стране? Его презирают (как и он сам себя, впрочем), преследуют как зверя, наконец убивают. Искренняя, даже жесткая история о грехе, служении Христу, святости. О том, что святость в каком-то смысле неприглядна. О том, что есть единственное горе — не быть святым. И главное: то, что мир считает поражением, для Неба — величайшая победа.

Аверинцев справедливо говорил о романе «Сила и слава» Грэма Грина как об одном из самых аутентичных свидетельств христианства XX века — христианства, оставившего себе только Крест. Вот гениальное место из романа Грэма Грина «Сила и слава», в каком-то смысле передающее самую суть христианства: « — Каюсь, Господи, прости мне все мои прегрешения… Я распинал тебя… заслужил твою страшную кару. — Он путал слова, думая о другом. Не о такой смерти возносим мы молитвы. Он увидел свою тень на стене — какую-то недоумевающую и до смешного ничтожную. Как глупо было думать, что у него хватит мужества остаться, когда все другие бежали. Какой я нелепый человек, подумал он, нелепый и никому не нужный. Я ничего не сделал для других. Мог бы и вовсе не появляться на свет. Его родители умерли — скоро о нем даже памяти не останется. Может быть, он и адских мук не стоит. Слезы лились у него по щекам; в эту минуту не проклятие было страшно ему, даже страх перед болью отступил куда-то. Осталось только чувство безмерной тоски, ибо он предстанет перед Богом с пустыми руками, так ничего и не свершив. В эту минуту ему казалось, что стать святым было легче легкого. Для этого требовалось только немного воли и мужества. Он словно упустил свое счастье, опоздав на секунду к условленному месту встречи. Теперь он знал, что в конечном счете важно только одно — быть святым».

Блаженны вы, когда будут поносить вас

Мученические акты

Гонения на христиан в XX веке как будто вернули Церковь во времена ее молодости, когда Христа убили, апостолов гнали, мученики были столпами Церкви, и было так очевидно, что неотмирное Царство и мир сей — несовместны. Такую картину рисуют святоотеческие тексты, созданные в первые века христианства (у нас они собраны в разделах «Мужи апостольские» и «Апологеты»).

Обратим особое внимание на «Послания» Игнатия Богоносца — жемчужину ранней христианской письменности. Тексты эти важны и прекрасны со многих сторон, но здесь мы их вспомнили из-за «богословия мученичества» Игнатия: «Я пшеница Божия: пусть измелют меня зубы зверей, чтоб я сделался чистым хлебом Христовым».

Одно из лучшего, что вообще когда-либо было написано христианами, — «Послание к Диогнету» (эпоха апологетов) — совершенное описание того, как должно жить христианам, подлинного места Церкви в мире сем. Горячо рекомендуем для внимательного прочтения.

Собрание мученических актов (acta martyrum) — по форме официальные протоколы судов над мучениками или записи самих христиан непосредственно после мученичества. Эти крайне простые, ограничивающиеся только передачей конкретных фактов, тексты имеют необычайное значение. Клеман так выражает его: «Мученичество» (martyria) означает «свидетельство». Но свидетельствовать о Христе вплоть до смерти — значит стать воскресшим. Христианское мученичество есть первый мистический опыт, засвидетельствованный в истории Церкви. … Для первых христиан смерти не существовало. Они бросались в воскресшего Христа; в Нем же смерть становится торжеством жизни. … Кровь мучеников отождествляется с кровью Голгофы, а значит — с кровью Евхаристии, сообщающей опьянение бессмертием. Мученик становится Евхаристией, становится Христом».