Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Отец Ианнуарий. In memoriam

Все эти дни, с тех пор как мы получили горькое известие из Петербурга, меня не отпускает скорбь по о. Ианнуарию. 25 декабря состоялись его похороны в Академии, собравшие неслыханное количество народу; как написал о. К. Маркович, только служащего духовенства было 50 человек… Я служил Литургию у себя в храме, и, разумеется, поминал и мысленно прощался с нашим любимым учителем. Наверное, уместно сейчас написать пару слов. Не то чтобы я был как-то особенно с ним знаком, близок — нет, я был просто студент. Но удивительно то количество солнца, света и смысла, которое он сумел привнести в мою жизнь даже при таких, вполне формальных отношениях…

Вспоминаю, как один мой семинарский приятель, старше курсом, однажды по-мальчишески серьезно предрек: «У вас в следующем году будет о. Ианнуарий… Вы будете тащиться…» После этих слов ожидание знакомства было радостным. И вот настал день, и к нам в аудиторию как-то по птичьи легко, взмахнув крылом греческой рясы, со старомодным портфелем в руках, влетел необычный педагог. Он был весь в вихре каких-то своих событий, конференций, учёных советов, новостями о которых он тут же начал с нами делиться. С первых его слов нас сразили наповал его дружелюбие и простота — настоящая и непритворная. Нет, конечно, в нем были и достоинство, и некоторая дистанция, без которой немыслима никакая педагогика, но в главном он, уже давно будучи архимандритом и «научным именем», разительно отличался от многих других, которые «несли» себя и свой сан напоказ всему миру. Вчера я нашёл в Интернете интересное видео с автобиографическим рассказом о. Ианнуария о себе, как он, молодой учёный-физик, аспирант ЛГУ, устроился работать сторожем в Никольский собор, как он впервые стал читать Священное Писание, как ради его понимания он самостоятельно выучил древние и новые иностранные языки, как поступил в семинарию, был пострижен в монашество и, не удовлетворившись уровнем предлагаемого на лекциях по Новому Завету толкования и учебными пособиями XIX столетия, двинулся вглубь, от эгзегетики в исагогику, библейскую археологию, библеистику. Как он сказал, «мне пришлось все создавать самому» — и это в отнюдь не самые простые для Церкви 1970-1980-е годы. В том же видео пятилетней давности он перечисляет, просто перечисляет все те места, где он сейчас что-то преподает, где что-то ведет, выступает, etc., и в конце аудитория начинает аплодировать — всем ясно, что такая нагрузка выше обычных человеческих возможностей, тут надо прощаться со сном и отдыхом…

Евангелие и Послания апостола Павла на его занятиях оживали, представали в какой-то поистине космической глубине. Многие юные «знатоки» из моих однокашников упрекали профессора за чрезмерное, по их мнению, количество догадок, гипотез, натяжек в его лекциях — но и они уходили из аудитории о. Ианнуария вдохновленными, взволнованными; они спорили, обсуждали, кидались в библиотеку проверить перевод — а разве не это было главным тогда?!

И ещё, несомненно, о. Ианнуарий обладал могучим личным обаянием. Откуда была в нем эта галльская лёгкость, остроумие, полное отсутствие властных амбиций, столь омрачающих жизнь учёного монашества, эта доброта, с которой он мог обнять приунывшего студента, рассказать добрый анекдот, подбодрить, поддержать? Мы никогда не видели его мрачным, брюзгливым, жалующимся на жизнь, как будто и не было у него каких-то собственных скорбей и болезней, потерь и неудач. А эта его вечная нелюбовь к «опросам», » аттестациям», «двойкам» и «тройкам», за которую его наверняка укоряли коллеги и начальство, когда наказанием неучу на экзамене становилась пятерка «даром», «просто так»… Пройдя свой двадцатилетний преподавательский путь, как я его теперь понимаю!..

И вот все это вместе сегодня от нас ушло… Эта чудесная, почти волшебная смесь знаний, талантов и огромного обаяния, которую мы узнали в лице нашего дорого профессора. Нет её теперь, и наша здешняя жизнь безвозвратно обеднела.
А за самого о. Ианнуария, наверное, можно и порадоваться. Он достиг своей «мирной христианской кончины», его встречает на пороге вечности его любимый апостол Павел и ведет дальше, к самому главному Престолу и к Самому главному Учителю.
Вечная память! +



Смотрите также обзор лекций архимандрита Ианнуария в нашей медиатеке