Почему нам необходимы гендерные праздники

Денис Собур

Кандидат физ.-мат. наук, многодетный отец. Имеет богословское образование.

Мое отношение к праздникам 23 Февраля и 8 Марта прошло несколько этапов. Школьником я праздновал их и не задумывался. Все было понятно: мальчики защищают мир, девочки дарят ему красоту. В конце 1990-х фейсбуков еще не было и идеи гендерного равенства до нас не дошли.

Потом были годы православного неофитства и нелюбви к большевикам. Я выяснил, что никаких побед Красной армией 23 февраля одержано не было. Наоборот, красноармейцы развалили фронт и позорно бежали от наступающих немецких солдат. Отечественная война, в которой Российская империя немного не дождалась великой победы, постепенно перешла в войну Гражданскую. Праздновать такую дату было кощунством.

Потом началась повестка гендерного равенства. В бесконечных постах в «ЖЖ» все выясняли, как правильно воспитывать девочек и мальчиков. Почему-то всегда получалось наоборот: девочки должны стать более мужественными, а мальчики — более женственными. «Мужские» качества сохранили свою ценность, но демонстрировать их мужчинам было неправильно и некрасиво по отношению к больше не слабому полу. А вот женщинам эти качества нужно было в себе развивать. Хотя тогда я не видел в этом проблемы и сочувствовал феминистическим взглядам.

А потом со мной произошло то же самое, что с советским праздником 8 Марта. Этот праздник задумывался как день борьбы женщин за свои права. А превратился в самый что ни на есть традиционный женский праздник патриархальной культуры. Все вернулось на круги своя.

Я вернулся к теме традиционных ценностей через общение с новым поколением подростков и молодежи. Они сегодня сильно феминизированы. Но их феминизм вызывает у меня наивные вопросы. Мне говорят про важность для женщины избирательных прав, а я уточняю, как их ограничивают в России. Мне говорят про недоступность для женщин руководящих позиций, а я уточняю, кто управляет школами, в которых наши дети учатся. Мои одноклассницы по физмату, ставшие позже однокурсницами по МФТИ, пишут, что девочкам не дают изучать технические науки. Мне говорят о стеклянном потолке для развития женщин и предлагают сделать Екатерину Шульман президентом. А я спрашиваю, почему мне предлагают университетского профессора-политолога, а не реальных политиков. Я пока не видел девочек, идеалом которых стали реальные женщины-политики, вроде председатель ЦБ РФ Э. С. Набиуллина или председатель Совета Федерации В. И. Матвиенко. Их образ молодежь не вдохновляет.

Феминистический дискурс, если я правильно его понимаю, предлагает женщинам приобретать мужские качества. Быть сильными, крепкими, независимыми, строить карьеру. Женщины выступают против избыточной домашней нагрузки. И, наверное, это неплохо. Вот только если оба супруга строят карьеру, кто будет заниматься детьми?

Вся история человечества — история специализации. Мы сегодня не выращиваем себе еду и не собираем автомобили. Специализация позволяет делать это быстрее и качественнее. Но почему-то именно в семье призывают отказаться от этой специализации. Дескать, давайте оба супруга будут поровну работать, поровну следить за домом, поровну ухаживать за детьми. Так каждый из них сможет сохранить больше независимости.

Но такая независимость оказывается довольно дорогим удовольствием. Вместо одной полноценной карьеры получается две постоянно прерываемых на уход за домом каждым из супругов. Или же вообще приходится отказываться от рождения детей. Я даже не буду говорить, хорошо это или плохо. Но в нынешней атмосфере взаимного недоверия полов крепкая семья оказывается для большинства непозволительной роскошью.

Мне, конечно, возразят, что феминизм не против крепких семей. Просто это должно быть свободным выбором женщины. В теории это так. Но на практике женщина, выбравшая приоритетом брак и семью, постоянно будет слышать угрозы подруг и СМИ: «А вдруг он тебя бросит? А кому ты будешь нужна в сорок лет без опыта работы? А вдруг он станет абьюзером?» Безусловно, эти опасения не беспочвенны — примеров достаточно. Но в результате женщина, едва подрастив детей, пытается строить карьеру. Получается плохо, ведь и дом требует внимания, и дети. Начинаются возмущения: мужем, который не помогает, школой, которая не учит. Атмосфера в семье накаляется, и самосбывающееся пророчество постепенно реализовывается.

Я не хочу посадить женщин дома, отнюдь. Есть множество женщин, которые тоскуют, сидя дома в декрете, и хотят как можно скорее вернуться к карьере. В добрый путь! Но есть и другие, которые, в общем, были бы рады спокойно заниматься семьей. Но наше феминизированное общество не поддерживает такой путь: «деградирует дома», «реализовывается через детей». Да и социальная изоляция для домохозяек очень сильна, вот и большинство моих однокурсниц возвращается работать как можно раньше. Конечно, женщина устает дома. Но почему в качестве альтернативы ей не предлагается чаще отдыхать, а наоборот, — как можно скорее выходить на работу? За любую зарплату, лишь бы быть как все.

Советское общество первым в мире стало реализовывать феминистическую повестку. И первым уперлось в это противоречие: женщины должны были летать в космос и быть ударницами производства. Но потом оказалось, что они же должны были рожать и воспитывать детей.

В результате Советский Союз первым, в рамках борьбы за равенство, сделал нормой для женщин работу на две ставки: сначала на производстве, а потом дома. Феминистки ругают традиционное общество, но работа на две ставки — это не черта традиционного общества. Там сферы строго разделены: женщины занимаются воспитанием детей до определенного возраста, готовкой, хозяйством. Но у них нет задачи работать на работе. И при этом они не изолированы в квартирах и имеют возможность постоянно общаться с другими женщинами.

То традиционное общество ушло, и ушло безвозвратно. Но не стоит приписывать ему проблемы, родившиеся в советский период привлечения женщин к общественному труду.

Феминистическими идеями сейчас увлечены не только девушки, но и юноши. Впрочем, куда им деваться, если большинство девушек феминизированы, а с ними нужно как-то строить отношения. Но для юношей путаницы получается еще больше. Я, например, не знаю, можно ли сейчас заплатить за девушку в кафе, или это оскорбляет ее и делает содержанкой. Нужно ли уступать место в автобусе? Феминизм предлагает кучу различных идей «как оно должно быть правильно», не очень беспокоясь о том, как это будет работать в реальности.

Нам в нашем детстве было гораздо проще. За девушками надо ухаживать, и это хорошо. Мы смотрели фильмы про рыцарей или трех мушкетеров с их нехитрой этикой, призывавшей нас радоваться «красавице Икуку, счастливому клинку». Будет ли такая картинка в головах у современных парней? Я не знаю. Список требований к ним все растет. В целом неплохо, если они будут, как прежде, защищать семью. Но при этом они должны быть любящими, включенными в жизнь детей отцами. Впрочем, есть и бонусы: новые подходы советуют мужчинам чаще плакать. Это неплохо, я и сам могу всплакнуть. Но не то чтобы это всегда помогало справляться с трудностями.

Не знаю, какие образцы поведения возьмут себе нынешние юноши. Надеюсь, что этот образ не ограничится правом быть нежным, чувствительным, ранимым. То есть придерживаться той модели поведения, от которой девушкам настоятельно рекомендуется уходить.

Интересны размышления Дмитрия Сергеевича Дроздова, президента Ассоциации понимающей психотерапии, насчет образцов мужского поведения. Он как психолог признает и важность выражения своих чувств, и критику патриархального образа «сурового молчаливого мужчины». Если недавно этот образ был популярен, но сегодня он стал скорее поводом для насмешек. Но ведь именно такой стереотипный образ помогал собраться в трудную минуту. Впитанный с приключенческими книгами, этот стиль поведения давал возможность выстоять, когда дела идут плохо. Выдержать и не сломаться. И будет жаль, если такая модель поведения окончательно уйдет в прошлое.

Помните героев, приключениями которых мы зачитывались в детстве, — капитан Блад, Зверобой, Атос, Сайрус Смит — это люди хладнокровные, сумевшие сохранить присутствие духа в самых тяжелых обстоятельствах. Вероятно, можно и раскованным быть, и достоинство сохранить. Но у меня почему-то эти образы плохо сочетаются. Ну не могу я представить себе Атоса на психологической группе:

— Граф, что вы почувствовали, когда узнали о предательстве леди Винтер?
— …
— Чем вам сейчас хотелось бы поделиться с группой?
— …
— Друзья, что вы чувствуете, когда граф де ла Фер молчит?

Атос молча отворачивается и наливает себе бургундского.
Хороша ли была бы для Атоса групповая психотерапия? Не знаю. Кажется, что мы бы все тогда потеряли Атоса и нашли кого-то нового. И я не уверен, что этот новый человек так запал бы мне в душу.

Дмитрий Дроздов. Президент Ассоциации понимающей психотерапии, блог автора в фейсбуке

Я за свободу выбора. Но я не понимаю, почему из списка пунктов нужно вычеркнуть классические модели поведения. Почему образ «белого гетеросексуального мужчины» вдруг стал плохим. Конечно, у такой модели поведения есть свои недостатки. Как и у любой другой. Но мы все еще живем в культуре, построенной такими мужчинами при поддержке их жен-домохозяек. И тема прав человека возникла именно в нашем обществе, старающемся гуманно относиться ко всем своим членам. Именно европейской цивилизации белых мужчин и их жен удалось впервые со времен неолита вернуться к теме гендерного равенства.

Может, это не случайно? Ведь недостаточно просто жить в соответствии с правильными идеями. Общество при этом должно быть достаточно сильным и иметь возможность защитить свой образ жизни. В истории человечества было множество разных общественных моделей. И большинство из них были уничтожены военными машинами соседних империй.

Мне хочется верить, что способ решать конфликты войной остался далеко в прошлом. Но новостная лента не дает для этого особых оснований. События в том же Афганистане показывают, насколько хрупким является мир гендерного равенства. Ему не удается существовать без поддержки сильной армии.

Можно, конечно, считать, что рыцарское отношение унижает женщину. Но без него женщину унижают гораздо сильнее.

Я ничего не имею против разных типов семей: и тех, где работают оба супруга, и тех, где мужчина берет на себя роль домохозяина и занимается «погодой в доме». Но я не хочу убирать из списка вариантов и самый традиционный. Тот, в котором мужчина занимается внешней защитой и обеспечением семьи, а женщина создает комфортные условия внутри нее. Может, это не так современно, но пока это единственная модель, показавшая свою жизнеспособность на протяжении длительного исторического периода.

Я только за, если в нашем обществе будет разнообразие и комфортные условия для каждого его члена. Если мы сможем быть толерантными, взаимоуважительными и при этом иметь сильную армию — то слава Богу. Но не хотелось бы, чтобы нас вытеснили более грубые, но при этом эффективные в военном плане сообщества. Как это только что произошло в Афганистане.

Увы, но ранимые мужчины и сильные женщины вряд ли смогут противостоять грубой военной силе. И хорошо, если хотя бы часть наших мужчин будет готова защищать наших женщин, их право на образование и карьеру. И еще лучше, если дома этих мужчин их будут ждать любящие жены и дети.

Поэтому с праздником!

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle