Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Почему русские так любят японское аниме

Кадр из фильма «Мой сосед Тоторо», режиссер Хаяо Миядзаки, 1988 г.

Почему так популярны сегодня аниме и манга, которые родились совсем в других культурных условиях и культурном контексте? Сочетается ли это с христианскими и монотеистическими ценностями? Об этом говорят Анастасия Борисова, старший преподаватель кафедры японской филологии ИСАА МГУ, и религиовед, культуролог Оксана Куропаткина.

Анастасия Борисова: Когда я стала преподавать японскую филологию, ко мне потоком потянулись студенты, спрашивая, что это значит, а что это за дух и божество, о которых все время говорится в аниме, почему герои так себя ведут. Чтобы во всем этом начать разбираться, пришлось читать очень много дополнительной литературы.

Корни аниме и манги — из глубокой древности. В Японии было очень популярным развлечением «этоки». Это рассказы с демонстрацией свитков или табличек, на которых нарисованы иллюстрации к популярным сюжетам. На мацури (синтоистских праздниках) показывали легенды, посвященные определенным божествам или событиям, в честь которых устроен праздник. Проповедники рассказывали о карме, о перерождении, их рассказы потом уже собрали в сборники сэцува. Были светские этоки — популярные литературные сюжеты, такие как повесть о принце Гэндзи.

Свитки-эмаки было удобнее носить с собой, его разворачивали как комикс, от начала к концу истории. Частично сюжеты были заимствованы из театральной культуры, особенно театра эпохи Эдо, спектакли кабуки, юмористические постановки кёгэн и рассказы ракуго заменяли японцам то, что мы сегодня получаем из кино. Японские спектакли делались со спецэффектами: с отрезанными головами, руками, взрывами. Чаще всего сами пьесы ставились по историческим, мифологическим или литературным сюжетам, а чтобы зрителям было еще удобнее и приятнее смотреть спектакль, издавали комиксовые варианты. И некоторые жанры массовой иллюстрированной литературы эпохи Эдо, очень похожие на наши современные комиксы, это и есть рисованные истории на приключенческие темы или про жизнь веселых кварталов.

Понятие «манга» возникает в конце XVIII века. Самые первые манги — это серия графических новелл художника Санто Кёдэна про юмористические сюжеты в «веселых кварталах» карюкай, где герои встречались с гейшами и куртизанками. Текста могло быть много, могло не быть вовсе. Как ни странно, городское общество эпохи Эдо гораздо ближе нам, чем общество XVIII века. Тогдашняя японская графика и картины гораздо лучше вписались бы в наш современный интерьер, чем живопись барокко или рококо.

Кадр из фильма «Тупой меч», режиссер Намакура Гатана, 1917 г.

Анимация и комиксовая культура в XX веке приобрели более современный вид. Самый первый сохранившийся анимационный фильм «Тупой меч» — это 1917 год. Параллельно развивался и жанр — наследник этоки камисибай, это своеобразный диафильм. Картинки могли показывать бумажные, а могли прокручивать в волшебных фонарях. Чаще всего в одном представлении давали три жанра, как и раньше. Одна приключенческая история, одна романтическая история и одна история сатирическая. В жанре камисибай появился самый первый в мире настоящий супергерой, это начало 30-х годов, то есть старше, чем Супермен и Бэтмен.

А что такое аниме? Это соединение западных техник с традиционными приемами, сочетаниями цветов и композиций и сюжетами с большим количеством традиционных мотивов. Искусство, особенно массовое, должно и развлекать человека и давать ему образец добродетели, то есть прививать какие-то позитивные ценности. Оно рассказывает, как выживать в обществе. Такая задача и у аниме.

Лекция Оксаны Куропаткиной и Анастасии Борисовой «Аниме, христианство и современные подростки»

Оксана Куропаткина: Как ни парадоксально, потребностям строгих специалистов, говорящих о том, что искусство должно наставлять, аниме очень даже соответствует. Аниме-сериал даже больше заряжен на воспитательную роль, потому что это длинная история. В полнометражке еще можно позволить себе какие-то вольности, а сериал должен иметь строго воспитательный характер. Это не исключает его художественной и эстетической ценности.

АБ: Аниме — это самые скрепные скрепы, гораздо более сильные, чем монотеистические. Мы видим в аниме, какие существуют общественные отношения и чему это учит людей. Японская культура состоит из нескольких не конфликтующих, а переплетенных между собой компонентов. База — это синто, гораздо более концентрирующая взаимоотношения внутри общины и взаимоотношения с духами, которые не отделены от общества и земного видимого мира так сильно, как монотеистическое божество. Ветви — это буддизм, который дает какое-то трансцендентное измерение этому всему и учит выходить за пределы конкретного, дает абстракцию. И листья — это конфуцианство, уже не только общинные, но еще и государственные взаимоотношения и добродетель, социальные ценности в более широком смысле слова.

Когда вы живете в изолированной общине, в первую очередь для вас важно, чтобы все были договороспособны и искренни. Если человек ведет себя подозрительно, не демонстрирует дружелюбие, лучше мы его изгоним или просто закопаем, чем потом он пойдет с топором ходить и всех подряд убивать. Договороспособность была важна и во взаимоотношениях людей и божеств. Если божество ведет себя неприлично, не помогает, на него можно было пожаловаться вышестоящему божеству или императору, который был главным посредником между миром богов и миром людей. В заповедных лесах можно было собирать ягоды и фрукты только под угрозой голода, их нужно было четко делить на всех, иначе божество могло разгневаться, как случилось в сказке «Глаза змеи». Девушка съела свою порцию фруктов сама и превратилась в змею. Весь сюжет сказки посвящен тому, как ей обрести свою форму.

Хаяо Миядзаки, режиссер-аниматор

Духи от людей в аниме отличаются очень мало. Есть универсальные законы общежития, которых обязаны придерживаться все. Нарушения делятся на два типа: нарушения ритуала (небесные грехи) и нарушения правил общежития (земные). Если вы ведете себя хорошо именно внутри общины, значит, все у вас будет хорошо, и после смерти ваша душа присоединится к родовому божеству. В аниме люди ведут себя достаточно вежливо. У Миядзаки большая часть историй посвящена тому, как человеку вписаться в общество, если его этому не учили. Те же «Унесенные призраками» — история, которую очень легко переложить на бытовые реалии. Мир духов — теневой во всех смыслах, где свои полумафиозные законы.

ОК: Но при этом эти законы напоминают законы человеческие. Законы, которых обязаны придерживаться все.

АБ: Между миром духов и миром людей нет четкой грани. Мир духов гораздо более опасный, чем человеческий мир.

Кадр из сериала «Синий экзорцист», режиссеры Тэнсаи Окамура, Момору Эномото и др., 2011 г.

ОК: Зло в аниме связано напрямую с христианскими символами. В сериале «Синий экзорцист» есть Сатана и сын Сатаны. У Миядзаки боги и духи неоднозначны с эстетической точки зрения. Когда вы живете в закрытом пространстве, вам друг от друга не убежать, не уплыть. Негатив купируется, терпимость достаточно высокая. Категоричность суждений: кто хороший, а кто плохой, существенно снижается. Вся этика и общественные отношения строятся преимущественно на прагматике. Отсюда и понятно, зачем нам нужна социальная гармония, зачем дружить с божествами. Зачем «Тоторо» в ответ на подаренный зонтик присылает Котобус. Чем доброжелательнее и добрее мы будет друг к другу, тем лучше будет всем. Милость к падшим — на это с прагматической точки зрения посмотрят весьма косо. Потому что главное — социальная гармония и наше совместное общежитие. Хорошо то, что хорошо для всех.

АБ: Наверное, стоит поговорить о конфликте этих мировоззрений в целом. Базис у практически любого человека гораздо ближе к японскому мировоззрению. Потому что с трансцендентным мы взаимодействуем гораздо меньше, чем с нашими родными, друзьями, начальством, учителями. Аниме дает гораздо больше каких-то паттернов, подсказок, как общаться с близкими, чем классическая литература. Аниме дает нам образцы простых людей, занятых простыми делами. Как общаются старшие и младшие, без особых идейных драматичных конфликтов. Конфликт разрешается удобным для обеих сторон образом. А если не разрешается, то показывается, какой вред это может нанести всему сообществу. И герой-одиночка там чаще всего несчастен.

ОК: Очень многие персонажи аниме-сериалов — практически социофобы, зачастую социопаты, плохо взаимодействующие с окружающим миром. У персонажа есть два варианта развития событий:

1. Когда он вовлекается в общественные отношения, хотя их не хочет. Человек, не умеющий общаться, должен компенсировать это какими-то другими навыками, и в аниме мы видим это очень часто. Либо он может общаться с духами, либо это воин.

2. У героя есть другой путь, социально-неодобряемый, — то есть показано, как не надо себя вести. Он обладает определенными способностями, но использует их во вред обществу.

С японской точки зрения, существует некий естественный закон. Главная ценность язычества — семья, род, родина. Это то, что ты переживаешь эмпирически. Для этого не нужно обладать мистическим опытом. Божества и духи — это те же самые дядюшки, тетушки, дедушки и бабушки. Аниме — это практические лайфхаки, как себя вести в разных ситуациях. Отношения покровительства, отношения старшего и младшего.

В монотеистической реальности с лайфхаками довольно сложно. Главный вопрос к тебе — пожертвовал ли ты чем-то ради ближнего, оказал ли ему активную помощь. Советы священников входят в противоречие с самой парадигмой. Самое главное — покоряйся Богу, читай, что Он говорит. Как говорил Блаженный Августин, люби Бога и ближнего и делай, что хочешь. Вроде и хорошо, но что делать в конкретном случае — непонятно. Когда речь идет о практике, приходится обращаться к другой ценностной парадигме. С большим сожалением говорю об этом, как искренний монотеист.

АБ: Самые популярные жития святых учат нас, как гарантированно испортить отношения с ближними. Как отделиться от общества, чтобы войти в сообщество с Богом.

ОК: Любопытно, как в аниме используются христианские образы. В «Тетради смерти» есть некая пародия на сотворение Адама и запретный плод. Главный протагонист омывает ноги главному антагонисту. Либо это экзотика, либо это сделано, чтобы продемонстрировать некие чуждые идеи для демонстрации зла.

Кадр из сериала «Евангелион», режиссеры Хидэаки Анно, Акио Сацукава и др., 1995–1996 гг.

АБ: Сразу приходит в голову «Евангелион», как вещь абсолютно европейская по оболочке и абсолютно японская по содержанию. Редкий, пришедший из западного мира мотив апокалипсиса здесь серьезно смягчен японским представлением о круге сезонов. Японцы со своей рисовой экономикой были завязаны на сезонный календарь. Большинство обрядов было направлено на то, чтобы круг сезонов и урожаев поддерживать. Поэтому при сочинении стихов нужно было употреблять сезонные слова, не поощрялось сочинять стихи не в сезон. Мир «Евангелиона» — постоянные бури, все затоплено, исчез круг сезонов. Герои вынуждены выживать и бороться с божественным проклятием. Дальше всплывают и другие синтоистские мотивы. Древнейшая раса — пять божеств-создателей. Родовое божество напоминает кусок теста, от которого отщипываются души-тама для каждого рождающегося члена семьи. Когда человек умирает, его жизненная энергия возвращается снова в этот общий кусок. Род существует только как коллективное целое.

ОК: Это оболочка для продажи западному зрителю, а суть остается японской, конфуцианской, языческой.

АБ: Поговорим о Миядзаки. Ребенок до определенного возраста чист, так как не осознает, что он делает. Девочки до определенного возраста могут общаться с лесными духами, которые выглядят не самым мирным образом. Тоторо пушистый и круглый, но состоит из хищных животных. И если вы бросите мусор у его дерева, то разорвет и съест он очень легко.

Ребенок до 5 лет в Японии может делать что хочет, потому что он еще вместе с богами. Тоторо может простить прыжки на своем пузе, потому что ребенок маленький.

ОК: А со старшей девочкой у него возникает контакт, как со взрослыми.

Кадр из фильма «Принцесса Мононоке», режиссер Хаяо Миядзаки, 1997 г.

АБ: «Принцесса Мононоке» построена вообще полностью на синтоистском сюжете передачи страны. Когда небесные божества сначала конфликтовали, но потом уступили большую часть Японии. Лес — это племя Идзумо, на мифах которого построен земной пантеон. А племя Ямато более окультуренное. Духов и божеств очень много, и они очень разные и очень специфические. Люди — это духи животных в человеческой форме. Все божества живут гражданской жизнью, у них есть внебожественные увлечения.

Божества из других верований воспринимаются японцами так же, как и родные божества. Они должны быть проще, ближе к народу и жить простой жизнью. В эпоху Эдо была история о том, как Будда и китайские мудрецы ходят по кабакам и публичным домам. Есть более цивильная история, о том, как Иисус и Будда устали от профессиональных обязанностей и решили немного отдохнуть в Токио. Если вы ориентируетесь на сакральное, вы никогда не достигнете просветления.

ОК: С этой точки зрения, изображение Христа с Буддой, которые живут как обычные японские подростки, это абсолютно нормально. Для русских школьников самое интересное — прорисовка эмоций и отношений. Персонажи аниме часто замирают и описывают свои чувства словесно. Интересно, когда это происходит на фоне довольно сложных и запутанных отношений персонажей. В аниме это очень тонко прорисовано. Что тебе делать, если ты одновременно испытываешь очень разные чувства.

АБ: Японская культура говорит очень много о социальном поведении, в индоевропейской культуре важнее, что человек чувствует и думает. Японцам важнее, как это будет выражено, а не то, что вы думаете или чувствуете.

ОК: Интересно, что человек из другой культуры извлекает из аниме то, что зачастую там не заложено. Видит в тонком социальном взаимодействии то, что происходит у тебя в душе.

АБ: Для японцев внешнее — преграда, чтобы не пустить слишком много внутреннего.

ОК: Ни у одного из верующих подростков я не встретила какого-то ценностного диссонанса при просмотре аниме. Они считают, что в духах и божествах нет ничего сверхъестественного. Воспринимаешь их как обычное человеческое сообщество, нет никакого вызова монотеистическому Богу. Рефлексируют они на такие темы: есть ли душа у робота? Будут ли роботы поклоняться Богу? У японцев такого вопроса не возникает, потому что все живое.

АБ: Мировоззрение деревенского жителя 100 лет назад ничем не отличалось от мировоззрения японца. Бог фигурировал скорее в контексте обрядов, чем в контексте богословия. Мы не берем городскую аристократическую часть общества, потому что это очень маленький процент.

У многих из нас есть родственники из сельской местности, где эти традиции пережили даже войну.

ОК: Эта специфическая культура, оказывается, говорит на языке, понятном любому человеку. Ты можешь не иметь этого пласта знаний, не знать японских мифов, но ты это смотришь, и тебе это ложится на душу. Потому что и японец, и русский имеет в своих основаниях нечто общее, одни и те же проблемы, одно и то же культурное поле.

Подготовила Александра Ершова по лекции «Аниме, христианство и современные подростки»


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle