Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Политэкономия Святых Отцов

После экскурсов в Ветхий и Новый Завет зайдем в поле патрологии. Писание и Предание — два источника православного вероучения. Однако Отцов много, и писали они иногда противоречащие друг другу вещи. Отсюда правило консенсус патрум: мы тогда можем считать то или иное утверждение верным для Православия, если таковое утверждение поддерживают большинство Отцов. И вот надо сказать: в Православии есть консенсус патрум относительно социальных вопросов. У Православной Церкви в согласии Святых Отцов есть вполне определенное социальное учение. Попробуем набросать его основные пункты.

Отцов Церкви действительно много, поэтому мы возьмем трех. Святителя Василия Великого (330–379), великого богослова, одного их тех, кто сформулировать догмат о Троице, правила православного монашества и пр. Он жил в начале перехода от эпохи гонений к эпохе христианской империи. Святителя Иоанна Златоуста (347–407), жившего в конце перехода от эпохи гонений к христианской империи (и пострадавшего уже от «христианских» властей), авторитетнейшего толкователя Писания и учителя христианской жизни. Преподобного Симеона Нового Богослова (949–1022), великого мистика и аскета, исихаста и поэта, жившего уже во вполне состоявшейся Византии. Три очень разных Отца, живших в разные эпохи, но учивших, как мы увидим, об обществе одинаково. Мы могли бы привести и многих других Отцов, но не будем загромождать текст: этих трех авторитетнейших учителей Церкви вполне хватает, чтобы показать учение Церкви о социальных вопросах.

Методологическое уточнение: я отдаю себе отчет в том, что святители Василий Великий и Иоанн Златоуст жили на переходе от рабовладения к феодализму, а преподобный Симеон Новый Богослов — при феодализме, поэтому кажется анахронизмом, когда я говорю, например, вместо «ростовщика» или «богача» — «капиталист». Это нужно вот зачем: есть бессознательная аберрация, когда при чтении Отцов нам кажется, что это не про нас, а про «древность».

Это не так: они писали про классовое общество, про обладателей капитала, про трудящихся, про неравенство и пр. — про то, что актуально и сейчас. Поэтому их писания — не во всех деталях, конечно, — вполне применимы и к нашему времени, и «осовременивание» терминологии, не смазывая смысла их учения, приближает это учение к нашим современным реалиям.

Общие принципы церковного толкования Писания, богословия, миссии

Писание требует социально-экономически-конкретного, а не «духовного» толкования: это не «недостойно» Писания, но наоборот более чем достойно (Златоуст, толкование на 1-ю главу Исайи).

«От одной точки и от одного неправильного чтения (Писания) часто рождались многие нелепые мысли», например, капитал — от греха, а не от Бога; если вам по Писанию доказывают, что это не так, — вас обманывают (Златоуст, беседа 34 на 1-е Послание к Коринфянам).

Говорить вполне конкретно о социально-экономических реалиях — не просто не недостойно, но даже весьма достойно. Более того: в чем исполнение пророчеств? В социальной помощи христианского мира! Социальное государство и пр. — вот доказательство истинности Писания, согласно Златоусту (толкование на 11-ю главу Исайи).

Социальные проблемы выше богословских проблем, сначала решите первые, потом займемся вторыми — вот принцип, почти неизвестный современным христианам (Златоуст, беседа 9 на Послание к Евреям).

Святитель Иоанн Златоуст и рад бы с нами поговорить о Царстве Божьем, сладости общения со Христом т. д., но для начала надо разрешить социальные проблемы. Построим справедливое общество — а там и до «духовного» очередь дойдет. Пока есть социальная несправедливость — нет места Царству (беседа 6 на Послание к Филиппийцам).

Итак, система социальной взаимопомощи есть реализации Библии и доказательство истинности христианства. Но, мы в Церкви, конечно совсем не всегда видим что-то подобное, а часто — противоположное.

Дело вот в чем: от общины первохристиан нам остались только «знаки», только символизм. У нас не Церковь, а в лучшем случае ее символ (Златоуст, беседа 36 на 1-е Послание к Коринфянам). «Только обличье и одежда священства остались в людях», за Церковью остается формальное хранение вероучения и литургическая жизнь — но и не более того (Симеон, послание об исповеди). Оба Отца учат, что Церковь в полноте когда-то была явлена в первохристианской общине, а потом — в монашеской, то есть в общинах, отрицающих частную собственность, живущих в общности имуществ. Только такая Церковь — Церковь вполне.

Проблема в том, что Церковь живет не как Церковь — не в общности имуществ, и более того: иерархия впала в грех сребролюбия (Симеон, Слово 66), иерархия поддерживает воров и убийц во власти (Василий, толкование на Исайю).

В силу того, что от Церкви остались лишь «знаки» и «обличье», а не содержание (общность имуществ), поэтому люди в Церковь и не приходят. Не все еще обратились ко Христу? — так ведь и христиане остаются идолопоклонниками: поклоняются капиталу (Златоуст, беседа 6 на Послание к Римлянам). Сребролюбие — религия, которую исповедуют многие «христиане», таким образом христианами не являясь (Златоуст, беседа 65 на Евангелие от Иоанна). Язычники, даже демоны лучше сребролюбивых христиан; язычники смеются над христианами, считая их учение басней, потому что, христиане не проводят его в жизнь (Златоуст, беседа 7 на Послание к Колоссянам).

Не все еще христиане, потому что у христиан — не христианское, не справедливое общество. Хотите обратить мир ко Христу? — создайте такое общество! (Златоуст, беседа 72 на Евангелие от Иоанна). Лучшая проповедь христианства, критерий толкования Библии, богословских суждений, устройства Церкви — справедливое общество, общество действенной социальной любви, равенства, братства.

Собственность — это кража и убийство

Святитель Иоанн Златоуст: справедливой частной собственности не существует, она вся в любом виде основана на грабеже, все должно быть общим, частная собственность в любом виде — грех (беседа 12, на 1-е Послание к Тимофею). Это чрезвычайно важная мысль: даже если ты зарабатываешь «собственным трудом», но участвуешь в рынке, это тебя не оправдывает! (Златоуст, беседа 62 на Евангелие от Матфея).

Святитель Василий Великий: «алчущему принадлежит хлеб, который ты у себя удерживаешь; обнаженному — одежда, которую хранишь в своих кладовых; необутому — обувь, которая гниет у тебя; нуждающемуся — серебро, которое закрыто у тебя» (Слово 6).

Преподобный Симеон Новый Богослов: частная собственность от дьявола, «существующие в мире деньги и имения являются общими для всех. Страсть к стяжанию, проникшая в жизнь, как некий узурпатор, разделила различным образом между своими рабами и слугами то, что было дано Владыкою всем в общее пользование. При этом эта бесстыдница утверждает, что она является владетельницей всего этого, и спорит, что она не совершила несправедливости по отношению к кому бы то ни было» (Слово 21).

Угнетатель бедных — как Иуда, ибо бедный — «младший брат» Христа (Златоуст, беседа 47 на Евангелие от Иоанна). Более того, всякий собственник, всякий капиталист — не только вор, но и убийца: капиталист — «убийца всех тех, кого он мог напитать» (Симеон, Слово 21). Например, учит Василий Великий, во время голода люди поедают друг друга: виноваты в этом, богатые, истинные убийцы (Слово 8); он же учит, что настоящие воры и убийцы сидят во власти (толкование на Исайю).

И много более того: капиталист есть общий враг, он радуется общей беде, потому что это увеличит его прибыли: как общего врага его надо убить! (Златоуст, беседа 39 на 1-е Послание к Коринфянам).

Святые Отцы не жалеют сил, бичуя капиталистов: «нет человека столь неблагодарного, как сребролюбец; нет столь бесчувственного, как корыстолюбец; он враг всей вселенной; он досадует, что существуют (другие) люди; он желает, чтобы везде была пустыня и чтобы он один обладал всем; и многое подобное он думает» (Златоуст, беседа 7 на 2-е Послание к Тимофею). Капитал «не позволяет людям быть людьми, но делает их зверями и демонами» (Златоуст, беседа 39 на 1-е Послание к Коринфянам).

Войны, вражда, ссоры, кровь, убийства, грабеж, пламя геенны покрывают всю вселенную — вот следствие власти денег. Капиталисты — как разбойники на дорогах, но хуже их: от разбойников можно еще уберечься, а капиталисты везде и грабят открыто: в администрации глав государств, в судах, в правительственных местах и пр. (Златоуст, беседа 11 на Послание к Римлянам). Капитал — причина всех зол, считает и Василий Великий (Слово 7).

Нельзя найти людей несправедливее капиталистов: посмотрите как нещадно, чудовщино они эксплуатируют трудящихся, негодует Златоуст (беседа 62 на Евангелие от Матфея).

Частный интерес, как говорят апологеты капитализма, ведет к общему благу. Святые Отцы четко отвергают эту позицию: господство частного интереса ведет к общим несчастьям, а не благу (Златоуст, беседа 80 на Евангелие от Матфея, беседа 39 на 1-е Послание к Коринфянам). Иоанн Златоуст — антилибертарианский мыслитель: общество идеального свободного рынка, общества частных предпринимателей невозможно, как невозможен мир между дикими голодными зверьми (беседа 9 на Послание к Ефесянам).

Борьба с ростовщичеством (финансовым рынком, говоря более современно) красной нитью проходит сквозь творения Отцов. Одному человеку плохо, другой, давая ему денег в кредит, не помогает ему, а ввергает в еще большее горе, наживаясь на беде другого: чудовищный грех, «разрешенный» законом (Василий, слово против ростовщиков; Златоуст, 5 беседа на Евангелие от Матфея).

Василий Великий много раз ужасается логике накопления капитала: все на свете капиталисту предстает капиталом, всю вселенную он видит в свете прибыли, но истинная субстанция прибылей капиталиста — угнетение бедных (Слово 6), капитал — противоестественная реальность, чудовищный зверь, чей пожирающий рост не знает предела, если дать ему свободу (свободный рынок!) он пожрет все (Слово против ростовщиков).

Благотворительность не оправдание

Принципиально важно понять, что все это — не благие советы в духе «давайте поможем бедным». Нужно именно справедливое общество, а не благотворительность,используемую капиталистами как оправдание.

Симеон Новый Богослов: если ваша «благотворительность» не растратила всего вашего богатства, то Бог не засчитает ее, если вы помогли ста бедным, а могли помочь еще одному — вы виновны в его бедности (из глав богословских и деятельных). Тому же учит и Златоуст: если капиталист давал менее, чем мог (то есть не отдал всего), то не избегнет наказания (беседа 52 на Евангелие от Матфея).

Более того: даже если б богачи раздали бы все свои богатства бедным — и тогда бы не оправдались за свои преступления, за кои Златоуст не может найти достойного наказания (беседа 37 на Книгу Бытия). Тому же учит и Симеон Новый Богослов: если капиталист раздаст все свое имущество, то ему все равно до гроба надо будет каяться за то время, которым он им владел, не помогая нищим — то есть грабя и убивая их (Слово 21).

Обладание частной собственностью само по себе есть грех грабежа и убийства, несмотря на сколь угодно щедрую благотворительность. Сам порядок частной собственности греховен.

Семья не оправдание

Но ведь надо кормить семью? «Не ради себя, а ради детей». Отцы отвергают и это оправдание. «Не забота о детях делает тебя жадным до денег, а душевный недуг» — учит Златоуст (беседа 10 на 1-е Послание к Фессалоникийцам). Так же учит и Василий Великий: «но богатство необходимо для детей. Это благовидный предлог любостяжательности; ссылаетесь на детей, а удовлетворяете собственному сердцу» (Слово 7).

Главное в христианстве не семья, а дружба-братство: настоящие друзья — выше отцов и детей. Настоящий друг — тот, у кого с тобой общие деньги и собственность. (Златоуст, беседа 2 на 1-е Послание к Фессалоникийцам).

Впрочем, Златоуст учит очень нежно, с лаской, с любовью проводить в семье логику общности: у супругов все общее, от тел до денег, истинная любовь не знает «частного», семья — маленькая Церковь, то есть маленький коммунизм (беседа 20 на Послание к Ефесянам).

Все должно быть общим. Все должны быть равными

Но откуда вообще взялась частная собственность, и что с ней надо делать?

Бог не создавал богатых и бедных, он создал все общим, всех равными. Классовое разделение, частная собственность — от греха (Златоуст, беседа 12 на 1-е Послание к Тимофею).

Бог не создавал классового общества, оно от дьявола; освобождает от дьявола и классового общества Христос. И рабский, и наемный труд — не от Бога, а от греха. У Бога все равны. (Симеон, Слово 24; Златоуст, беседа 22 на Послание к Ефесянам).

Частная собственность от грехопадения, а Христос победил первородный грех. Что отличает христианство? Общность имуществ, особого рода социальность — социальность любви (Златоуст, беседа 6 на Послание к Титу). Церковь — то пространство, где восстанавливается изначальное равенство (Златоуст, беседа на Псалом 48).

Все принадлежит Господу, то есть всем. «Душа твоя — не твоя, как же имущество твое?». «Все твое — есть общее». Частная собственность — иллюзия, морок, ложь, на самом деле даже и сейчас в каком-то смысле все общее, ибо жить вне общества невозможно (Златоуст, беседа 10 на 1-е Послание к Коринфянам).

Люди равны по природе, а значит, должны быть равны и социально (Златоуст, беседа 72 на Евангелие от Матфея). Но главное — мы все равны перед Богом, а следовательно, и перед друг другом, что мы каждый раз подтверждаем молясь Отче наш (Златоуст, беседа 19 на Евангелие от Матфея).

Святитель Василий Великий: первородный грех преодолевается социальной справедливостью, мы должны жить как первохристиане — в общности денег и имущества (Слово 8).

До грехопадения, учит Симеон Новый Богослов, человек жил в «полном счастии» и «всегдашнем веселии», после же грехопадения человек оказывается в условиях «скудости». Желая из «скудости» вырваться, человек «делался вором, явным или тайным, иной разбойником, насильно отнимающим чужое, иной лихоимцем, неправедным обманщиком; отсюда же зависть, предательство, клевета, враждование, споры, суды, наветы, ложь, клятвопреступничество, убийство» (Слово 7). Грехопадение вырывает человека из царства «веселия» в царство «скудости», из-за чего он ввергается в борьбу за материальные блага, а борьба эта рождает неисчислимое количество зла. Тут, как видите, нет различия между «духовными» и «материальными» сторонами процесса.

«Дьявол внушает нам сделать частной собственностью и превратить в наше сбережение то, что было предназначено для общего пользования, чтобы посредством этой страсти к стяжанию навязать нам два преступления и сделать виновными вечного наказания и осуждения. Одно из этих преступлений — немилосердие, другое — надежда на отложенные деньги, а не на Бога. Ибо имеющий отложенные деньги не может надеяться на Бога. Это ясно из того, что сказал Христос и Бог наш: «Где, — говорит Он, — сокровище ваше, там будет и сердце ваше». Поэтому тот, кто раздает всем из собранных себе денег, не должен получать за это награды, но скорее остается виновным в том, что он до этого времени несправедливо лишал их других. Более того, он виновен в потере жизни тех, кто умирал за это время от голода и жажды. Ибо он был в состоянии их напитать, но не напитал, а зарыл в землю то, что принадлежит бедным, оставив их умирать от холода и голода. На самом деле он убийца всех тех, кого он мог напитать» (Слово 21).

Несмотря на грехопадение «существующие в мире деньги и имения являются общими для всех, как свет и этот воздух, которым мы дышим, как пастбища неразумных животных на полях, на горах и по всей земле. Таким же образом все является общим для всех и предназначено только для пользования его плодами, но по господству никому не принадлежит» (Слово 21).

Конкретная социально-экономическая политика

Мы пока говорили на уровне богословской и моральной абстракции. Но можно ли что-то сделать конкретно здесь и сейчас, согласно Отцам? Еще как!

Иоанн Златоуст предлагает не в загробной жизни, не в далеком монастыре, не в грядущую эпоху, а прямо здесь, прямо сейчас, в месте и времени, где мы живем устроить общественную жизнь по-христиански: отменить частную собственность, обобществить деньги и имущества, ввести систему социальной справедливости. В этом нет ничего невероятного: так жили первохристиане, так живут монахи, но их мало — представьте, что получится, если так будут жить не маленькие группки, а все общество! (беседа 11 на Книгу Деяний). «Твоя» собственность — не твоя, ее надо пустить на социальные нужды (беседа 77 на Евангелие от Матфея).

Но скажут: это святые, мы не святы. Иоанн Златоуст отвечает: ничто не мешает нам прямо сейчас достичь святости апостолов: надо только обобществить богатства (беседа 46 на Евангелие от Матфея). Если бы мы исполняли бы Христову заповедь о любви, мы бы уничтожили классовое общество (беседа 32 на 1-е Послание к Коринфянам). Социализация собственности — добродетель (беседа 11 на Книгу Деяний).

Поскольку собственник — грабитель, то если бы не было частной собственности, не было бы бедных: мы бы решили социальный вопрос (Василий, Слово 6). И не только бы решили социальный вопрос, но и вообще искоренили бы зло, если бы практиковали «великое равенство», как первохристиане и монахи (Златоуст, беседа 72 на Евангелие от Матфея). Ведь в условиях равенства не будет социальных конфликтов (Златоуст, беседа 10 на Послание к Ефесянам). Иоанн Златоуст защищает превосходство общественной собственности перед частной. Первая ведет к миру и порядку; вторая — к распрям. Монастырь живет в обобществленной собственности, в равенстве и там лучший порядок (беседа 72 на Евангелие от Матфея). А главное — Господь создал мир как «общественную собственность», а частная появилась из греха (беседа 12 на 1-е Послание к Тимофею).

Все зло от жажды наживы, от «частного интереса»; если истребите это, то истребите все социальное зло (Златоуст, беседа 17 на 1-е Послание к Тимофею).

Кредиторы — мерзавцы, не давайте никому и не берите сами взаймы под процент, это грех, финансовый рынок — грех; давайте под процент Господу — то есть помогайте нищим, а не наживайтесь на них (Златоуст, беседа 5 на Евангелие от Матфея).

Вообще Отцы фундаментально смотрели на экономику. Златоуст, например, критикует такой феномен рынка, как кризисы перепроизводства, за глупость, неэффективность и безнравственность (беседа 39 на 1-е Послание к Коринфянам). Он же часто думал над неравенством и считал, что капиталы богатых надо перераспределить в пользу бедных. Златоуст — Пикетти и Стиглиц своего времени (беседа 66 на Евангелие от Матфея). Анализируя «этику» предпринимателей — их кромешный имморализм — Златоуст выступает за госрегулирование рынка (беседа 29 на Евангелие от Матфея).

Златоуст не уставал защищать практичность своего социального идеала. Представим себе, предлагает святитель, общество, состоящее только из капиталистов и общество, состоящее только из пролетариев. Первое не способно выжить, ибо все блага создаются трудом. Второе выживет прекрасно, ибо труд создает все, капитал — ничего. Уж не призывает ли святитель к пролетарской революции? Во всяком случае, считает, что социализм более чем возможен. Общество трудящихся без капиталистов прекрасно развивалось бы. Капитал на деле имеет только одну функцию — разделения, вражды, неравенства. Капитал губит общество (беседа 34 на 1-е Послание к Коринфянам). Несмотря на всю силу правящего класса, угнетенные сильнее. «Вздох угнетенной твари» разрушит систему угнетения (беседа на Псалом 11 ).

Социальный идеал Златоуста, то есть евангельский, социальный идеал общности имущества, — не мечта, не утопия: у первых христиан получилось, у монахов получается, и у нас получится; и вообще порядок социализированной экономики более рационален, чем система частной собственности (беседа 11 на Книгу Деяний).

Златоуст — трезвый политик: допустим, если вы не готовы к обобществлению собственности, давайте хотя бы перераспределим доходы в пользу бедных; не говори, что платишь налоги — нужно перераспределение в пользу бедных; траты на социальный прогресс много важней военных трат: социальный прогресс защищает общество от того, от чего не защитит армия (беседа 66 на Евангелие от Матфея).

Очень важный момент: христианство, понятое как конкретная социально-экономическая программа, как система действенной социальной любви, преодолевает конфессиональные разделения: в ней могут участвовать люди любых верований и взглядов. Иоанн Златоуст, предлагая массам программу социализации собственности, считал, что это не сложно и что в этом могли бы поучаствовать не только христиане, но и «внешние» (беседа 11 на Книгу Деяний).

Святитель Василий Великий, не уставая критиковать финансовый рынок, рисуя в самых черных красках институт коллекторов, призывал отменить его. Выступал против процентного кредита, выступал за беспроцентный или вовсе безвозмездный кредит (Слово против ростовщиков). Как и Златоуст, Василий Великий считал, что монахи живут лучшей жизнью — в социализированной экономике, реально воплощенном социальном идеале христианства (подвижнические уставы).

Социальная этика

Христианство часто сводится к индивидуальной этике: выполняй заповеди, спасай душу, а общество — не твое дело. Но где граница между индивидуальной и социальной этикой? Отцы учили, что ее нет: индивидуальная этика и есть социальная этика без разрыва.

Симеон Новый Богослов учит нас, как переходить от «личной этики» к «социальной». Надо помочь нуждающемуся — «личная этика». У нас есть сотня нуждающихся — каждому из них надо помочь — это еще «личная этика», или уже «социальная»? В любом случае надо помочь всем нуждающимся — это уже вполне «социальная этика». Итак, заповедь о милостыне, считает Симеон Новый Богослов, подразумевает не «помощь», а полномасштабное решение социального вопроса: пока есть хотя бы один бедный — заповедь не исполнена (главы богословские и деятельные).

Это про социальную солидарность в добродетели: добродетель требует полномасштабного решения социальных проблем для всех. Обратная сторона этой солидарности — солидарность во зле: грехи немногих в экономических элитах приведут к катастрофе всех (Василий, слово 8). Причина социальных катаклизмов состоит в разгуле капитала. Ваше общество несправедливо? Оно разлетится ко всем чертям, и не «революционеры» в этом виноваты, а капиталисты. При этом грешит премиальный класс, а платить за его грехи будут все (Златоуст, беседа 6 на Послание к Ефесянам).

Дело не в том, что грешат только властвующие и богатые: грешат все, Отцы совсем не идеализируют, не романтизируют бедных. Но суть дела в том, что грехи бедных — следствие грехов богатых, виновны все, но богатые виновнее всех, поэтому богатые наказываются сильнее бедных за свою жестокость: они и в изобилии не были сострадательны, в отличие от бедных, которые физически не могли быть сострадательными (Златоуст, беседа 52 на Евангелие от Матфея).

«Хуже всего то, что ты [богатый] грабишь и лихоимствуешь не потому, что тебя угнетала нищета и понуждал голод. Сколько будет потребно огненных рек для такой души?» (беседа 11 на Послание к Римлянам).

Василий Великий в ужасе описывает жизнь и зло нищих: нищие вынуждены продавать своих детей (Слово 6), голодные вынуждены есть своих детей, это непредставимо ужасно, но виновны в этом богатые, истинные убийцы (Слово 8). Поэтому Златоуст поучает критиков безнравственности «быдла и нищебродов»: не рассуждайте достойны ли помощи бедные, на себя лучше посмотрите (беседа на Псалом 44).

Угнетенные — не святые, социальный гнет имеет не только материальный, но и духовный аспект: угнетатели крадут у угнетенных не только деньги и имущество, не только рабочее время, но и саму человечность. Угнетенные вынуждены экономить и на нравственности. В любом случае: Бог сделался бедным, кто не с бедными — тот не с Богом (Симеон, Слово 50).

Критика буржуазной психологии

Впрочем, и угнетатели «экономят» на нравственности. Капитал создает особую психологию несчастья, тошноты, тоски, и эта психология в силу гегемонии капиталистов перекидывается на все общество.

«Взявший денег сначала светел и весел, но как деньги утекают, то ночи не приносят ему покоя, жизнь для него тягостная, дни ненавистны». Василий Великий изобличает как сейчас бы сказали, «общество потребления», буржуазную психологию, вменяемую всем членам общества: деньги он уподобляет пище, выходящей из тела блевотой, и, следовательно, не питающей: власть денег превращает человека в больного беспрерывно пожирающего-выблевывающего деньги (Слово против ростовщиков).

Святитель Василий Великий критикует культ карьеры и успеха: жизнь человека, устремленного к успеху, есть постоянный страх перед родителями, учителями, начальниками, подчинение всем им, работа, не оставляющая время ни на что, и не приносящая радости: а потом человек умирает; «успешная жизнь» бессмысленна, безрадостна, тосклива (Слово 26).

Златоуст вторит Василию: тяга к наживе вызывает психологический эффект тошного страха смерти, безмерной тоски: «такой человек умер при жизни» (беседа 39 на 1-е Послание к Коринфянам). Стремящийся к деньгам несчастен — хоть еще не богатый, хоть и богатый, ибо «денег много не бывает» — «никогда не наслаждается тем, что имеет, никогда не радуется, не веселится», мирское богатство не приносит подлинной радости (беседа 56 на Евангелие от Матфея). Вообще Златоуст постоянно описывает богатого человека как несчастнейшего, например, как мы уже цитировали, «душа обогащающегося обезображена тягой к выгоде, ибо несчастья других ему выгодны, он становится в бессмысленной гонке за деньгами общим врагом» (беседа 80 на Евангелие от Матфея).

«Согласись отказаться от всего, только не от свободы» — учит Василий Великий отказываться от логики общества потребления (беседа на окончание Псалма 14).

Есть в святоотеческих писаниях тонкие психологические наблюдения. Например, святеиель Василий рисует отвращение людей к бездомным, нищим — откуда это отвращение? «Бомж» — той же человеческой природы, что и мы: и его безобразный вид напоминает нам о том, что и нас может ждать та же участь; это неприятная мысль, мы ее отгоняем в презрении к «бомжу», в попытке побыстрее пройти мимо (Слово 25).

Или, например, Златоуст советует в минуты тоски отдохнуть в общественных зданиях (святитель тут такой психолог-урбанист): они общие, то есть и твои тоже, а общественные здания — самые большие, блистательные, красивые. «Но, ты скажешь, что они не нравятся тебе» — ну, так это оттого, что твоя душа захвачена любостяжанием. Ты так хочешь частной собственности, что не можешь оценить красоту общественной собственности, в принципе не можешь заметить превосходство общественного (к спорам об урбанистике) (беседа 15 на 1-е Послание к Тимофею).

Не нищета, а изобилие

Не-романтизация нищеты у Святых Отцов очень важна. Нищета — не идеал. Мы не должны жить в нищете. Напротив: живя по-христиански, то есть в действенной социальной любви, мы нищету преодолеем.

Замечательно, что социально-экономическое учение Златоуста не «аскетично»: он много раз говорит, что грех не в самом богатстве, не в самом имуществе, материальных вещах и т. д., а в их использовании (то есть в общественных отношениях), грех в сребролюбии, то есть в разделении, то есть в неравенстве, грех в том, что одни богаты за счет других; общность имуществ сделает богатыми всех без греха (например, беседа 21 на Евангелие от Матфея). Также и Василий Великий: «имение дано вам в пособие жизни, а не в напутие к злу, на искупление души, а не в повод к гибели» (беседа 7).

Святитель Иоанн Златоуст учит: когда все станет общим, все будут в достатке; социализация экономики, упразднение частной собственности ведет к изобилию, а не к нищете (беседа 15 на 1-е Послание к Коринфянам).

Вообще, Златоуст считает, что мы все должны стремиться к обобществлению экономики, ведь оно — «великая радость» (беседа 13 на Книгу Деяний). Когда все общее — это же описание любви, когда все общее — нет гордости, нет власти, есть свобода и нежность (беседа 7 на 2-е Послание к Тимофею).

Святитель Иоанн Златоуст не согласен с либералами: искоренение неравенства приведет не к «равенству в нищете», а к «великой благодати» (беседа 11 на Книгу Деяний).

Критика государства

Мы говорили все время про классовое общество, но учили ли Отцы о праве и государстве — надстройке классового общества, аппарате угнетения высшими классов низших? Да, учили.

Святитель Василий Великий ужасается власти капиталистов, им все можно, ничто им не помешает сделать все, что они хотят, все перед ними бесправны: чудовищно всесилие греха капиталистов (Слово 7).

Святитель Иоанн Златоуст считает государство и законодательство прикрытием интересов буржуазии: «сребролюбцы, привлекши к союзу законы, наполнили города множеством убийств и преступлений. Не убийство ли и не хуже ли убийства — предать нищего голоду, ввергнуть его в тюрьму?» (беседа 11 на Послание к Римлянам).

Златоуст одинаково яростно критикует капиталистов, чиновников и судей совокупно (беседа 82 на Евангелие от Иоанна). Он против богатеев и властителей; народ много умнее их; народ верил в Иисуса, власти его убили; власть и богатство ведут к безумию (беседа 66 на Евангелие от Иоанна).

«Закон» ничего не оправдывает: мытари действовали по закону, но это их не оправдывает (беседа 56 на Евангелие от Матфея).

Златоуст поучает императрицу: «Бог, будучи создателем всей природы, по существу стоит выше всякой власти и господства, а все люди равны, хотя один кажется имеющим превосходство над другим» (письмо царице Евдоксии). «Внешние законы, как законы человеческие, допускают еще различие по происхождению, но закон общего Владыки не знает никакого различия, так как благодетельствует всем вообще и наделяет всех одним и тем же» (беседа 22 на Послание к Ефесянам).

Симеон Новый Богослов критикует и призывает критиковать политиков (Слово 66). Богатым трудно войти в Царство Бога, а властителям — невозможно (Слово 52). Радикальная разница земных царей от Царя Небесного: последний пребывает с бедными, угнетенными, отверженными (Слово 19).

Вообще, учит Симеон Новый Богослов, закон был дан грешникам, в Раю он не был нужен; поскольку Христос воссоединил Божество и человечество, то христианам не нужен закон. Никакого закона (с ликвидацией классового общества отомрет право и государство)! (Слово 2).

Святитель Василий Великий: «большие» воры и убийцы сидят во власти и смеют судить «малых» воров и убийц. А священники такую власть освящают: позорище (толкование на Исайю).

Классовая природа государства: все зло в царских чертогах, в судах, в правительственных зданиях, войны и прочее — все это от сребролюбия (беседа 11 на Послание к Римлянам).

Экономика духовных благ

Все, что мы здесь говорим, как видите, актуально. Под конец займемся одним специфически актуальным предметом — Интернетом, цифровой экономикой.

Святитель Иоанн Златоуст: материальные блага предполагают неравенство и рознь, а духовные блага — общие и от пользования не уменьшаются. Заметьте, как это актуально: Златоуст ведь в пример приводит «интеллектуальную собственность» (свою проповедь): книга, музыка, программа или сборник бесед Златоуста не исчезают Интернете сколько бы людей их не потребили; капитализм здесь уже не работает: товар, который могут потребить все кто угодно, а он от этого не исчезает, — это ведь уже не товар. В общем, Златоуст против копирастов, за пиратов. То, что при Златоусте было «идеализмом», сейчас — актуальная экономическая идея (беседа 40 на 1-е Послание к Коринфянам).

А вот Василий Великий: «у Ангелов нет ни ссоры, ни любопрения, ни недоразумения; каждый пользуется собственностью всех, и все вмещают в себе всецелые совершенства, потому что ангельское богатство есть не какое-нибудь ограниченное вещество, которое нужно рассекать, когда требуется разделить его многим, но невещественное стяжание и богатство разумения. И посему–то совершенства их, во всяком пребывая всецелыми, всех делают равно богатыми, производя то, что собственное обладание у них несомненно и бесспорно» (подвижнические уставы). У Ангелов — коммунизм, потому что ангельская собственность — не ограниченное вещество, которое надо делить при пользовании. Это описание экономики Интернета.

Святитель Иоанн Златоуст: духовные блага общие — а значит, и материальные должны быть общими. Это логика работает во всей экономике: Христос пришел ко всем, Он «общий», следовательно, все должно быть общим, но это также и описание электронной экономики (беседа 7 на Книгу Деяний).

Итак, у Святых Отцов есть консенсус патрум по социальному учению, у них есть целая богословско-политэкономическая система, которую мы попытались воспроизвести. Поскольку здесь случай консенсус патрум, то эта система является общеобязательной для всех чад Православной Церкви — как в учении, так и в анализе происходящего вокруг, так и в практике, в жизни в Церкви, в христианской жизни в обществе.

Иоанн Златоуст о богатстве и бедности, деньгах и собственности

Святые Отцы весьма много писали о социально-экономических вопросах, но писали в разных трудах по разным поводам, цельных сочинений по этим вопросам у них нет. Надо выискивать отдельные мысли в толковании того или иного библейского места, или той или иной проповеди. Поэтому мы создали три сборника, где дан огромный вал выписок: часто очень обширных, иногда очень маленьких — из творений Отцов по социально-экономическим вопросам. С помощью этих сборников вы можете увидеть социально-экономическое учение Церкви в целостности, объемно:

Иоанн Златоуст о деньгах и собственности

Симеон Новый Богослов о деньгах и собственности

Василий Великий о деньгах и собственности

В марте 2020 года Вселенский Престол выпустил документ «За жизнь мира. На пути к социальному этосу Православной Церкви». Социальное учение Православия там излагается совершенно такое же, как мы попытались обрисовать.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle