Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Повседневная жизнь святых

Образ христианина для большинства из нас — житийный, иконный. Мы представляем себе мученика в Колизее или монаха, созерцающего Нетварный Свет и пр. Прекрасные образы, но ими сложно руководствоваться в повседневной жизни. Поэтому сегодня предлагаем вам пять книг о повседневной жизни святых: людей Библии, первых христиан, ранних пустынников, русских и западных монахов.

«Повседневная жизнь людей Библии» Шураки — редкая книга: обычная жизнь обычных людей эпохи и народа, с которыми мы не привыкли связывать вообще какую-либо «обычность». Рассказ о повседневной жизни евреев времен первых трех царей Израиля: Самуила, Давида, Соломона.

«Крестьянин поднимается на заре, готовит к работе свой нехитрый инструмент, идет в поле, а его жена в скромном домишке присматривает за детьми, хозяйничает, кормит животных. Художник создает статуэтку из слоновой кости для святилища. Деревня разграблена мародерами, пришедшими из страны Моав. Только что родился ребенок: родительские сердца преисполнены веселья, они готовятся к празднику обрезания. Священник погружает нож в горло ягненка: течет жертвенная кровь, он приносит воздаяние Господу за эту жизнь и за жизнь всего Израиля.

Говорят, что у них дурной нрав: это правда, ведь они призваны безвозмездно вразумлять свой народ. Превозмогая суматоху мирных будней и огонь войн, пронизывая время и границы космоса, поднимается сквозь вечность голос пророков, провидцев, этих божественных глашатаев. Они посмели бросить вызов язычеству древности, даже своим собственным братьям, выкрикнуть небывалый призыв к справедливости, единству, любви, миру.

Благость Господа бесконечна — она безмерна, как сказал апостол Павел, она заключает «чудесную тайну», корни которой питают нас. Она просто существует, ее нельзя объяснить. Эта книга — попытка помочь читателю проникнуть за три порога бытия сынов Израилевых: врата Земли, Времени и Неба».



ÐŸÐ¾Ð²Ñ ÐµÐ´Ð½ÐµÐ²Ð½Ð°Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒ первых Ñ…Ñ€Ð¸Ñ Ñ‚Ð¸Ð°Ð½. 95–197«Повседневная жизнь христиан» Амана — прекрасное, популярное изложение заявленной темы. Но книга интересна не только исторически: первый век христианства всегда останется вечным образцом для христиан. Особо прекрасно то, что здесь описывается жизнь «обычных христиан», именно их повседневная жизнь; христианская школа «обычной жизни».

«Повседневные обязанности, исполнявшиеся христианином в кругу семьи, на работе, в отношении государства, не являлись исключительно его личным делом, но представляли собой включение его свободы в великое хозяйство, управляемое Богом. То, что составляет сущность христианина и его миссии, постоянно выходит за пределы человеческой практики, даже деятельности апостолов. Христианство выступает в качестве Церкви, дарующей надежду, и в любом ином качестве утрачивает смысл своего существования».

«Тех, кто знакомится с жизнью первых поколений христиан, и прежде всего с мучениками за веру, с их повседневными опасностями и неуверенностью в завтрашнем дне, больше всего поражает их радость жизни и вместе с тем бесстрашная готовность умереть. Если философия могла лишь утешить, унять страх, то Евангелие «зажигало зарю» в конце ночи. Однако ни язычники Лиона, ни император Марк Аврелий не могли или не хотели узнать этого свидетельства».



ÐŸÐ¾Ð²Ñ ÐµÐ´Ð½ÐµÐ²Ð½Ð°Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒ отцов-Ð¿ÑƒÑ Ñ‚Ñ‹Ð½Ð½Ð¸ÐºÐ¾Ð² IV века«Повседневная жизнь отцов-пустынников IV века» Ренье — еще одна замечательная, популярно написанная книга. Ранние пустынники — не менее значимые фигуры для нас, чем первые христиане.

«Свет, который исходил от Отцов пустыни, начиная с IV века постепенно распространялся повсюду, не прекращая свое действие в Церквях всех конфессий, включая и те из них, что не разделили монофизитских убеждений коптов. Его влияние особенно заметно в Палестине, Сирии, Малой Азии, в Греции и России благодаря широкому распространению житий и апофтегм, переведенных на многие языки. В немалой степени благодаря посреднической деятельности Иоанна Кассиана, который приспособил учение египетских пустынников для нужд западных киновитов, святой Бенедикт принял это наследие и передал его своему бесчисленному духовному потомству. Но бенедиктинские и цистерцианские монахи — не единственные дети Отцов пустыни. Можно сказать, что все христиане, которые пытаются следовать Христу по пути евангельских заповедей, идут вслед за первыми отшельниками».

«Интерес к пустынникам прошлого со стороны современного человека не может не удивлять, особенно если мы поймем, сколь далеко наше время отстоит от нравов и духа первых отшельников. Но, быть может, новые поколения в большей степени, чем прежние, смогут оценить Отцов пустыни, позавидовать им или даже найти у них те человеческие и христианские ценности, которые ныне не в почете: уединение и безмолвие, аскезу и созерцание, погружение в себя и душевную щедрость, простоту и искренность, духовное руководство и послушание, нестяжательство и смирение. Всем тем, кто ощущает горькую пустоту существования, целиком заполненного поисками материальных благ и призрачных удовольствий, старцы пустыни решительно напоминают об условиях подлинного счастья».



ÐŸÐ¾Ð²Ñ ÐµÐ´Ð½ÐµÐ²Ð½Ð°Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒ Ñ€ÑƒÑ Ñ ÐºÐ¾Ð³Ð¾ Ñ Ñ€ÐµÐ´Ð½ÐµÐ²ÐµÐºÐ¾Ð²Ð¾Ð³Ð¾ Ð¼Ð¾Ð½Ð°Ñ Ñ‚Ñ‹Ñ€Ñ «Повседневная жизнь русского средневекового монастыря» Романенко — книга, рассказывающая о быте, трапезе, богослужении и прочих аспектов жизни русского монашества, о той жизни, которая породила так много святых.

«Красота наших обителей напоминает о давно утраченной гармонии. Мир средневекового русского монастыря был уничтожен еще в XVIII в. последовательно проведенными реформами. Указы Петра I запрещали постригать в монахи всех, кроме инвалидов и престарелых. Нарушивших этот запрет насильно расстригали и отправляли в солдаты. Монастыри обезлюдели, была прервана живая традиция духовной преемственности разных поколений. Указ о штатах 1764 г. императрицы Екатерины II разделил все обители на три категории (штата), согласно которым они получали государственное жалованье. Монастырские же земли были конфискованы. Часть монастырей вывели за штат, они должны были изыскивать средства к существованию сами, не имея земли. Остальные обители (больше половины от прежнего числа) ликвидировали вовсе. Историкам еще предстоит оценить духовно-нравственные последствия этих реформ. Тогда Россия потеряла одну из своих опор, и, наверное, важнейшую, ибо монастыри всегда были, по выражению святителя Филарета (Дроздова), столпом Православной веры. XX в. довершил «реформы» поруганием святыни. До наших дней, да и то кое-где, сохранились только стены былых обителей. Но какая жизнь протекала несколько веков назад внутри этих стен, что составляло душу и содержание этого видимого образа, мы почти не знаем».



ÐŸÐ¾Ð²Ñ ÐµÐ´Ð½ÐµÐ²Ð½Ð°Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒ Ñ Ñ€ÐµÐ´Ð½ÐµÐ²ÐµÐºÐ¾Ð²Ñ‹Ñ… монахов Западной Европы (X-XV вв.)«Повседневная жизнь средневековых монахов Западной Европы (X-XV вв.)» — книга бельгийского медиевиста Лео Мулена, из которой вы узнаете жизнь западного монашества как и в её внутренней сути, так и в бытовых подробностях: распорядок дня, сон, пение, целомудрие, молитва, пища, посты, одежда, гигиена, архитектура монастырей, социальное служение, нравственное влияние на мир и пр. Вот две цитаты, которые показывают духовный центр монашества с одной стороны, а с другой — как он проявляется в эмпирической жизни:

«Под бедностью не подразумевали совершенную нужду, ставящую человека в полную физическую и моральную зависимость от других. Бедность больше противопоставлялась могуществу, нежели богатству.

По сути, идеал бедности – это идеал свободы, независимости, отказ от стремления к присвоению чужой собственности, который выражался в миротворчестве, добровольном пацифизме тех, кто не хотел вступать в порочный круг насилия (паломники, монахи, клирики, кающиеся грешники)».

«Эти люди из огня и железа, каковыми были монахи Средневековья, ежедневно являли свою веру в молитве, в тех «стандартных образцах молитвы», которыми служили литургии, равно как и в хоровом пении, и в жестах: поклонах, земных поклонах, воздеянии рук, повержении ниц, коленопреклонении… Все это и есть тот особый язык монаха, при помощи которого он выражает свое состояние «изо всех сил», то есть всем своим существом.

Такая эпоха, как наша, обладающая столькими десакрализующими факторами, вряд ли может понять состояние духа монашества тех ярких и светлых столетий, какими во многих отношениях были Средние века».


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!