Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Православное миссионерство: история, современность, проблематика, методика

Недавно мы отметили День славянской письменности. По этому поводу решили собрать материалы о православном миссионерстве, но сначала пара общих слов.

— Проблемы перевода в христианстве вообще не должно стоять: ведь наше Священное Писание как бы изначально «переведено». Господь говорил на арамейском, Евангелия написаны по-гречески. Более того, Евангелия суть тексты учеников Господа, а не Его Самого. У нас есть четыре свидетельства о Его жизни, учении и смерти, написанные не Им, не на Его языке, а на том, который тогда использовался для межнационального общения. Евангелия создавались сразу для всех, изначально, так сказать, как «перевод», а не «оригинал». Сейчас бы их написали по-английски.

— Кирилл и Мефодий боролись с ересью трехъязычия, учением, утверждавшим, что в христианстве есть священные языки (еврейский, греческий, латынь). Братья так не считали и спокойно переводили на язык славянских варваров.

— Относительно дела Кирилла и Мефодия надо упомянуть тот простой факт, что это дело «предано» изначально: придуманная ими глаголица была отвергнута первым же поколением их учеников. То, что известно как «кириллица», — изобретение не равноапостольных братьев, а их учеников.

— Что во всем этом хороводе переводов важно, так это то, что у нас нет «священного языка». Благая Весть рассчитана на все человечество и поэтому переводима на все мыслимые языки.

— Благая Весть не «брезгует» носить любые языковые одежды, так же как Бог не «побрезговал» стать сыном плотника и взойти на Крест.



Ð¡Ð²Ñ Ñ‚Ð¾Ñ Ñ‚ÑŒ и Ñ Ð²Ñ Ñ‚Ñ‹Ðµ в Ñ€ÑƒÑ Ñ ÐºÐ¾Ð¹ духовной культуре, IДля начала — исследование выдающегося филолога Топорова о «дебюте славянской поэзии» — «Прогласе» равноапостольного Кирилла: апостол славян «ставит в центр «Прогласа» три мотива: приход Слова к «словенам», сопоставляемый с приходом Христа, возвещенным древними пророками; софийность Слова, убежденным апологетом которой рисуют Константина и другие источники; письменноебукъвеное») воплощение Слова, снова отсылающее к теме «словенского» слова, «своего», а не «чужого». Без слова («своего») — греховная тьма, тление плоти, опадание души. С помощью слова решаются три основные задачи, связанные с тремя космическими сферами. Оно делает возможным «греховьную / тъму отъгнати // и мира сего / тьл’я отъложити, // и раиское / житие приобрести». Оно же выполняет три духовных задания — питает человеческие души, укрепляет сердце и ум, готовит к познанию Бога. Слово подобно свету, и, как свет, оно открывает красоту и дает радость».



Ð’Ð¸Ð·Ð°Ð½Ñ‚Ð¸Ð¹Ñ ÐºÐ¾Ðµ Ð¼Ð¸Ñ Ñ Ð¸Ð¾Ð½ÐµÑ€Ñ Ñ‚Ð²Ð¾: Можно ли Ñ Ð´ÐµÐ»Ð°Ñ‚ÑŒ из â€œÐ²Ð°Ñ€Ð²Ð°Ñ€Ð°â€ Ñ…Ñ€Ð¸Ñ Ñ‚Ð¸Ð°Ð½Ð¸Ð½Ð°?«Византийское миссионерство: Можно ли сделать из “варвара” христианина?» — книга блистательного современного ученого Сергея Иванова о том, почему жителям Византии не были интересны даже самые значительные миссионерские успехи. Самыми «долгоиграющими» достижениями Византии в мировой истории по справедливости считаются создание славянской азбуки и крещение Руси. И то и другое — плоды византийского миссионерства.

Но парадоксальным образом ни об одном из этих великих свершений не упомянуто в современных им византийских источниках ни единым словом! О чем же говорит нам это красноречивое молчание? Чтобы понять это, нужно углубиться в мироощущение самих византийцев.

Мы записывали лекцию Иванова, которая представляет собой как бы краткий конспект его книги.



По Японии (Ð·Ð°Ð¿Ð¸Ñ ÐºÐ¸ Ð¼Ð¸Ñ Ñ Ð¸Ð¾Ð½ÐµÑ€Ð°)Всем, думаю, известно о Николае Японском, основателе японского православия, — вот его книги. Менее известно, что будущий патриарх Сергий (Страгородский) по окончании Духовной академии служил в Японии миссионером под руководством Николая Японского. Этому периоду его жизни посвящены книги «По Японии (записки миссионера)» и «На Дальнем Востоке. Письма японского миссионера». Православие в Японии: вот символ того, что Православие — не «русское», не «греческое»; Православие — апостольское учение, рассчитанное на все человечество во всем его разнообразии.



Ð Ð¿Ð¾Ñ Ñ‚Ð¾Ð»Ñ‹ Ð Ð»Ñ‚Ð°Ñ . Сборник Ñ€Ð°Ñ Ñ ÐºÐ°Ð·Ð¾Ð² из жизни Ð°Ð»Ñ‚Ð°Ð¹Ñ ÐºÐ¸Ñ… Ð¼Ð¸Ñ Ñ Ð¸Ð¾Ð½ÐµÑ€Ð¾Ð²«Апостолы Алтая. Сборник рассказов из жизни алтайских миссионеров». Книга описывает жизнь и труды священников Алтайской духовной миссии, учрежденной в 30-х гг. XIX в. для проповеди Евангелия среди коренного населения Алтайской возвышенности. Книга вышла в свет в 1909 г. в память 25-летия архиерейского служения святителя Макария (Парвицкого-Невского). О нем и его сподвижниках с любовью рассказывается на ее страницах. Произведения сборника отличает сочетание достоверности собственных воспоминаний с высокой поэтичностью в изображении нетронутой природы дикого Алтая. Книга красочно описывает жизнь и обычаи алтайцев, повествует о чудесной помощи Божией в трудах их просветителей, в простоте и смирении совершающих великий апостольский подвиг.



«Записки миссионера» священника Алексея Ионова — воспоминания одного из участников Псковской православной миссии, действовавшей на территории, оккупированной нацистами.



Собрание лекций, выступлений и аудиозаписей профессора Андрея Ефимова (заместителя декана миссионерского факультета Православного Свято-Тихоновского университета, заведующего кафедрой миссиологии) об истории миссий (палестинской, урмийской), выдающихся миссионерах (архиепископ Николай Японский, протоиерей Всеволод Шпиллер и другие), распространении христианства на Руси, православных братствах, принципах и основных периодах русского миссионерства, миссионерстве в советское время, трудностях, с которыми сталкиваются проповедники, и о многом другом.



«Миссиология» — лекции игумена Сергия (Данкова): византийская миссия, Кирилл и Мефодий, Макарий (Глухарев) и алтайская миссия, Н. И. Ильинский и лингвистические принципы миссионерства, апостол Сибири и Америки Иннокентий (Вениаминов), миссионерский подвиг Николая Японского.



ÐœÐ¸Ñ Ñ Ð¸Ñ Ð²Ð¾Ð·Ð¼Ð¾Ð¶Ð½Ð°«Миссия возможна» — практический курс для организаторов и актива православного молодежного служения, сборник методических материалов. Курс «Миссия возможна» рассчитан на различные аудитории, объединенные единым духом веры и желанием всем сердцем послужить деятельному исполнению Христовых заповедей. Основой всего курса является совместное изучение Священного Писания в традициях Православной Церкви и овладение навыками миссионерско-социального служения в нашем обществе. Вместе с навыками и знаниями, необходимыми в работе миссионера, данное пособие поможет избежать ошибок и недоразумений, возникающих в процессе воплощения в реальных жизненных условиях евангельских идеалов. Очень важно поэтому и умение работать с группами и в группах, где при правильном духовном подходе исполняются слова Христа «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них». Цель курса — «формирование, оснащение и поддержка команд для миссионерского и социального служения молодежи различным целевым аудиториям».



«Миссионерский кризис православия» — книга, вероятно, лучшего современного русского миссионера протодиакона Андрея Кураева:

Миссиология — это размышления о том, как мы смотримся в глазах нехристиан. В чем правда и в чем неправда этих ненаших представлений о нас. Как можно изменить эти представления.

Школы таких исследований в православии нет. Миссия была и есть, миссиология только зарождается.

В частности, потому, что хотя миссия и была в нашей истории, но традиции миссии в Православии не было.

Миссия, чтобы стать традицией, должна являть себя не разрозненными фактами внехрамовой проповеди, не связанными между собой и разбросанными по разным столетиям и странам, а златой цепью преемственности, передачи опыта и наставничества в миссионерстве. Если даже такая традиция и была, она в XX веке была раздавлена.

Вот ряд вопросов, значимых для исследователя православного миссионерства:

1. Была ли традиция православного миссионерства?

2. Если да, то была ли она зафиксирована?

3. Были ли сохранены конкретные средства миссии, включая аргументы проповедника?

4. Была ли эта традиция самовоспроизводима? Была ли преемственность, предполагающая научение более поздних миссионеров более ранними?

5. Есть ли сегодня возможность войти в эту преемственность?

6. Как Церковь относилась в минувшие века и относится сейчас к миссионерским страницам своей истории и жизни?

7. Как перенести былые миссионерские находки в сегодняшний день? (Простой пример: все православные согласны в том, что свв. Кирилл и Мефодий верно сделали, что перевели Литургию на понятный славянам язык. Но что значит сегодня быть верным заветам славянских апостолов — служить на славянском языке IX века или на языках, понятных современным людям? Являемся ли мы учениками Кирилла и Мефодия тогда, когда храним и воспроизводим их переводы молитв на старославянский язык, или же тогда, когда пробуем приблизить эти молитвы к пониманию современных людей?)

Кому лень читать Кураева, послушайте «Миссиологию» — его семинарский курс лекций, прочитанный в Московской духовной семинарии (Троице-Сергиева лавра) в 2006/07 гг. Аудиозапись любительская, сделана в аудитории МДС слушателями курса:

«Первое, о чем я вас должен предупредить: мы вступаем в terra incognita. Ни вы, ни я не знаем, в чем должен состоять предмет под названием “миссиология”».



Лекции одесского священника Вячеслава Рубского по миссионерским вопросам: атеизм, 8 Марта, православие/протестантизм и многое другое.



Церковь. Мир. ÐœÐ¸Ñ Ñ Ð¸Ñ . ÐœÑ‹Ñ Ð»Ð¸ о ÐŸÑ€Ð°Ð²Ð¾Ñ Ð»Ð°Ð²Ð¸Ð¸ на Западе«Церковь. Мир. Миссия. Мысли о Православии на Западе» отца Александра Шмемана:

«До самого недавнего времени Православная Церковь считалась на Западе немиссионерской. По общему мнению, мощное миссионерское поветрие, столь характерное для христианского Запада последних столетий, как-то обошло стороной «статичное» христианство Востока. Сегодня это мнение, похоже, поколебалось. Новые исторические исследования доказывают, что достижения православных в области миссионерской деятельности – хотя и иного рода, чем у западных христиан, – были вполне весомыми и впечатляющими».

«Богословие миссии – всегда плод всецелого бытия Церкви, а не какая-то специальная область, актуальная лишь для тех, кому выпало особое миссионерское служение. Православная же Церковь особенно нуждается в уяснении главных мотивов миссии, ибо «немиссионерский» ее характер слишком часто приписывают самому существу, «святая святых» Православия – его «сакраментальному», «литургическому», «мистическому» характеру. Даже и теперь, когда пристальное изучение православной миссии привело к изменению традиционных взглядов, все еще делаются попытки увидеть в ней своеобразный эпифеномен истории Православной Церкви – то, что существует вопреки основным ее путям и тенденциям. Вот почему здесь необходимо именно богословское уяснение. Может ли быть подлинно миссионерской та Церковь, чья жизнь сосредоточена почти исключительно в литургии и таинствах, чья духовность имеет преимущественно мистическую и аскетическую окраску? И если может, то в каких пластах ее веры скрыты истоки миссионерской ревности? Таков, в несколько упрощенной форме, вопрос, который прямо или косвенно задают православным все, для кого термин «экуменический» всегда и всюду означает «миссионерский»».



ÐœÐ¸Ñ Ñ Ð¸Ð¾Ð½ÐµÑ€Ñ ÐºÐ¸Ðµ Ð¿Ð¸Ñ ÑŒÐ¼Ð°Рабочий и профессор, монах и журналист, солдат и пенсионерка — количество адресатов «Миссионерских писем» владыки Николая Сербского поражает — как и охват тем: от смысла зажигания лампады перед иконой до самых глубинных вопросов духовной жизни и богословия. Епископ Шабацко-Валевский Лаврентий говорит, что красота и ценность «Миссионерских писем» Николая Сербского

«заключаются в том, что великий знаток человеческой души, православной веры и всех областей земного человеческого бытия объяснял глубочайшие мысли и истины просто и доступно, объяснял их каждому богоискателю, несмотря на его возраст и степень образованности. Его стиль — поэзия, язык чист, как горный родник. Он сам — носитель святоотеческого Православия, золота, переплавленного в семь Вселенских соборов. Ответы на самые разнообразные вопросы, мучающие немощного человека, непосредственность речи, глубокие мысли и убедительная сила языка автора и в наши дни делают эту книгу лучшей духовной хрестоматией сербского народа. «Миссионерские письма» спасли множество сербских душ от блужданий по пустым нивам, где царит духовный голод, от отпадения от святоотеческого Православия, от уныния и отчаяния в тяжелейших условиях рабства и частых войн».



Молитвы Ð¼Ð¸Ñ Ñ Ð¸Ð¾Ð½ÐµÑ€Ð°, или Как Ð¼Ð¾Ð»Ð¸Ñ‚ÑŒÑ Ñ Ð·Ð° Ð½ÐµÐ¿Ñ€Ð°Ð²Ð¾Ñ Ð»Ð°Ð²Ð½Ñ‹Ñ…?«Молитвы миссионера, или Как молиться за неправославных?» Николая Сербского:

Молитва о детях
Молитва о правителях народов
Молитва о душевнобольных
Молитва о тех, кто не почитает святых
Молитва о безбожниках (атеистах)
Молитва об иудеях
Молитва о мусульманах
Молитва о парсах (зороастрийцах)
Молитва о русском народе
Молитва о китайском народе
Молитва о японском народе

Молитва к Божией Матери об обращении заблудшего, свт. Гавриила Новгородского
Молитва прп. Серапиону Кожеозерскому об обращении неверующих ближних
Молитва сщмч. Андроника (Никольского)
Молитва о миссионерах прп. Макария (Глухарева)



В рамках Миссионерской конференции 20–21 января 2012 г. в залах  Государственной Третьяковской галереи прошел смотр-конкурс миссионерско-катехизаторских и социально-миссионерских проектов «Идите, научите все народы…». В качестве целей конференции были заявлены необходимость сбора активных миссионеров и катехизаторов различных регионов страны, чтобы дать им возможность обменяться опытом миссионерско-катехизаторской и социально-миссионерской деятельности.


Святитель Николай Японский с Павлом Накаи, одним из первых японцев, принявших православие

Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!