Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Психотерапия, рукоблудие и молитва. Записки психотерапевта

От редакции. Многие православные не знают, как справляться со своей сексуальностью. Поэтому при встрече с ней бросаются из крайности в крайность — от болезненного переживания своей плохости и невротической невозможности вступить в интимные отношения в браке к выводу о нормальности любых путей реализации своей сексуальности — включая рукоблудие и гомосексуальные отношения. К выводу о нормальности люди часто приходят после долгих лет безуспешной борьбы и понимания, что эта борьба и мысль о своей плохости не приближает их к Богу. Мы публикуем это свидетельство в помощь тем, кто измучен этой борьбой — в надежде, что оно поможет им найти царский путь по-настоящему христианских отношений со своей сексуальностью, без упомянутых выше крайностей.

Дивны дела Твои, Господи!

1

Случай, о котором пойдет речь, произошел несколько лет назад. Это была третья консультация с клиентом (назовем его Максим), и между нами уже сложилась атмосфера тепла и доверия, заботы и безопасности. Так бывает не всегда, но в отношениях с Максимом доверие росло довольно быстро.

Клиент – молодой мужчина, программист, воспитанный, с высоким интеллектом и многоэтажной рефлексией (удерживает большие блоки информации, плохо соотносящиеся с чувствами) – преодолевая стыд и смущение, похоже, хочет начать говорить о проблеме, которая его сильно беспокоит. Но пока мы говорим о каких-то еще немаловажных проблемах, коих, очевидно, всегда больше, чем одна. «И что-то просится наружу».

Но обратимся немного к началу.

«Терапия отношениями»

На первой встрече Максим боялся заговорить о своей самой постыдной, как ему кажется, проблеме. Страх осуждения, отвержения, неприятия. Выяснилось, что он в принципе может открываться лишь тогда, когда уверен, что в отношениях с собеседником есть что-то большее, чем то ужасное, что он скажет о себе. То есть если есть уверенность, что обнажение не разрушит отношения, тогда можно рискнуть. А пока страшно (1).

На второй встрече я, ощущая затянувшееся хождение «вокруг да около», позволила себе высказать предположение, что, возможно, часть болезненных переживаний клиента как-то связаны с сексуальной сферой. Уже было известно, что у Максима есть девушка, они встречаются несколько месяцев, она тоже верующая. Вопрос оказался точным, атмосфера консультации резко сменилась с вяло-пустоватой на энергично-наполненную. Максим как будто ждал такого вопроса как помощи, чтобы начать говорить «о самом страшном», потому что сам решиться не мог. В конце второй консультации он озвучил свою проблему. Это — рукоблудие. Старательная борьба, воздержание, порой долгие перерывы, а потом опять «срыв». И после этого жгучее чувство вины, ощущение собственной плохости и ужасности, потоки самообвинений и т.п. Я несколько удивлена: это и есть то самое страшное, о чем Вы боялись сказать на первой встрече? Ответ утвердительный. Обоим «полегчало».

Борьба, победы и поражения

На третьей консультации Максим настоял на том, чтобы говорить об обозначенной проблеме. Он описывает разные способы борьбы с ней.  Больше всего это похоже на то, как будто один подросток (та часть души, которая испытывает влечение) задирает другого (того, кто хочет побороть страсть) и второй, хотя боится и хочет заплакать, делает вид, что с бравадой готов принять вызов, мол, давай-давай, ударь еще, посмотрим, на что ты способен, я выдержу. Но в итоге он терпит поражение – битва опять проиграна. И тогда наступает всепоглощающее недовольство собой, самоуничижение и самоукорение, злость на себя и порой на Бога, иногда – сомнения в Его существовании (ведь молился, а Он не помог, может быть, Его вообще нет?). В те разы, когда битву получается выиграть, не удается избежать самодовольства от ощущения своей силы и победы. Должен быть сильным, должен держать себя в руках, а свое тело – в узде, нельзя позволять ему владеть тобой, ведь это серьезнейшее поражение, падение на уровень животного – таковы убеждения клиента.

И вроде бы неплохие убеждения. Но уж очень много в этих переживаниях надрыва, войны, своего рода зацикленности. Мне вспомнились слова одного покойного священника: «Что ты носишься со своим грехом, как белка с орехом?» — имелась в виду белка из мультфильма «Ледниковый период». «Да, ношусь», — грустно вздыхает Максим и продолжает говорить о проблеме.

За все благодарите (1 Фес.5:18)

По мере слушания мне пришла идея предложить клиенту благодарить Бога. Но за что именно? – крутилось у меня в голове, – за что конкретно? В процессе внутреннего поиска предмета благодарения стали рождаться примерно такие слова молитвы, которую хотелось предложить собеседнику: «Господи, я благодарю Тебя за эту ситуацию, когда я опять встречаюсь со своим бессилием. Ты видишь, что я опять испытываю эти ощущения и ничего не могу с ними поделать, хотя чего только не пробовал, как только не боролся. Может быть, Ты даешь мне эту ситуацию, чтобы я, наконец, увидел свою слабость, свою малость, когда я сам не могу ничего. И тогда я смогу искренне взывать к Тебе о помощи, потому что когда я думаю, что могу справиться, то моя молитва о помощи оказывается лицемерной. Упованием на себя я мешаю действовать Тебе. Благодарю Тебя за эту встречу с моей слабостью, за помощь осознать свое бессилие и прошу Тебя – Ты Сам приди в эту ситуацию и сделай что-нибудь, потому что я не могу».

В конце консультации, среди прочего, начинаю озвучивать свое предложение о молитве-благодарении. Мой мотив – предложить благодарить за ситуацию встречи с бессилием, признать свою немощь, что было бы противоположно войне, истерике, надрыву, которых у Максима очень много. Прежде чем начать говорить о таких достаточно интимных вещах как искренняя молитва, мне важно было помолиться про себя, попросить Бога присутствовать в этом разговоре и вести его.

2

Святой Дух — Тот, Кто наставляет нас

И вот, совершенно неожиданно для меня, когда я открыла рот и начала говорить о благодарении, вырвались слова о том, что, может быть, стоит попробовать благодарить Бога за сами эти сексуальные ощущения, за свою природу как таковую. Сначала я немного смутилась и была сильно удивлена сказанному, потому что мысли такой у меня вообще не было. Но увидела в ответ сильное оживление и радость на лице Максима. Он как будто жадно схватился за эти слова как за что-то особенно важное для него сейчас. Далее я все же высказала идею о благодарении за слабость и проч. – по «заготовке» (зря, что ли, я ее вынашивала). В итоге тема благодарения разделилась на две линии, одна из которых оказалась принципиально значимой для клиента – благодарение за свое тело, данное Творцом, и за различные его части и проявления. Нам вспомнились слова ап. Павла о важности разных частей тела (1-е Кор., глава 12). Благодарение за сексуальность как дар, благодарение за устроение своей природы.

По ощущениям (моим и клиента) именно этот момент был самым важным за три встречи. Я «ляпнула», неожиданно для себя, но именно это оказалось принципиально значимым, дало новый разворот терапии, запустило в клиенте важные процессы переосмысления своей ситуации, представлений о себе и отношений с Богом.

Путь из фарисеев в мытари

Поздно вечером в тот день, когда тело уже почти засыпало на одре своем после трудового дня, мне пришло желание помолиться о Максиме (таковое бывает нечасто, я не молюсь старательно за всех клиентов). Памятуя об опыте консультации с ее неожиданностями, я решила довериться этому желанию и все же встать, хотя все мои намерения были уже направлены на сон. Молитва была посвящена благодарности Богу за эту удивительную встречу, а также просьбам, чтобы Он вошел в ситуацию Максима, в его жизнь, дал ему возможность услышать Его мнение по поводу мучающих его вопросов, дал возможность клиенту увидеть себя и свою ситуацию глазами Бога. В голову приходили мысли о любви Бога к этому молодому мужчине – вроде бы банальные, но как-то особым образом живо звучащие в контексте конкретной ситуации конкретного человека, о котором была молитва…

И в какой-то момент в процессе молитвенных размышлений и вопрошаний о Максиме было открыто Евангелие – Лк, 18, 13 — «Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!». Ага, о мытаре и фарисее, — подумалось в ту ночь усталому психологу, — а ведь как много мы говорили, по сути, о фарисействе в жизни клиента, которое особенно проявляется в требованиях к себе и отчасти в идеальном образе себя. Гордость, когда удается победить, упование на свои силы, война и надрыв, требование быть сильным, управляющим, контролирующим, соответствующим нормам и правилам – всему этому так хотелось противопоставить спокойное смирение, без истерики, с адекватным взглядом на себя перед лицом Любви, а не перед лицом невротизированных субличностей, которые могут только обвинять и осуждать. И голоса которых, кстати, люди нередко принимают за голос совести. Хотя даже святой Никодим Святогорец пишет: «погрешают те, которые почитают добродетелью чрезмерную печаль, бывающую у них после учинения греха, не разумея, что это происходит у них от гордости и самомнения, утверждающихся на том, что они слишком много надеются на себя и на силы свои. Видя же теперь из опыта своего падения, что в них нет никакой силы, они изумляются, как встречающие нечто неожиданное, мятутся и малодушествуют, ибо видят падшим и простертым на земле тот самый истукан, т. е. себя самих, на который возлагали все свои чаяния и надежды. Но этого не бывает со смиренным, который на Единого Бога уповает, ничего решительно доброго не чая от себя самого».

Не могу молчать!

Я написала Максиму письмо с предложением поразмышлять над притчей о мытаре и фарисее (Лк, 18 глава), где мытарь осознает свою немощь и смиряется, а фарисей гордится своей правильностью. И фарисей тысячу раз молодец, у него нет таких грехов, как у мытаря, но сказано, что «сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот», а в одном из переводов: «этот пошел в дом свой оправданным, а не тот» (Лк, 18, 14). Также в письме было напоминание о том, что «Бог любит Вас независимо от того, делаете Вы что-то или нет». И еще я привела рассказ об одной святой, которая очень сокрушалась о своих грехах и считала, что она недостойна идти причащаться, но Бог ответил ей, что Его не так расстраивают ее грехи, как то, что она не хочет быть с Ним. Я высказала предположение, что, может быть, стоит сместить фокус с борьбы на движение к смирению и позволять Богу себя любить, а также предложила помолиться вместе.

3

Блудница омывает ноги Христа

Для читателя хочу уточнить, что я ни в коем случае не проповедую, что всем надо заниматься самоудовлетворением. Тем более, что кроме греховного аспекта (который я не отрицаю – чтобы не быть неправильно понятой), особенно если речь идет о зависимости, это еще и психологически неоднозначная практика, потенциально мешающая центрации на другом – на любимом человеке, а также нередко ведущая к ощущению душевной опустошенности. Подробнее – тема отдельной статьи, однако есть немало публикаций на эту тему (в частности, работы Зеньковского).

Есть немало свидетельств о том, какие серьезные изменения происходят в духовной жизни, когда человек начинает благодарить. По слову апостола «за все благодарите» (1 Фес.5:18), «ибо такова о вас воля Божия». Позиция благодарения выводит нас на иной уровень отношений с Богом по сравнению, например, с позицией «дай».

Благодарность за данную Богом сексуальность не повод заниматься рукоблудием, а способ выйти на новый уровень отношений с Богом и со своей сексуальностью, в том числе чтобы может быть направить эту энергию в продуктивное, например, творческое русло. Протоиерей Василий Зеньковский замечательно описал, что принятие сексуальности дает доступ к тому, чтобы из «половой» ее претворить в «энергию пола», ресурс полноценной мужественности.

Ответ Максима

«Спасибо Вам огромное, что позволили через переписку побыть и в терапии, и в человеческом, в т.ч. духовном общении… Ваши слова не воспринимались как проповедь, скорее, я теперь с тоской/надеждой/трепетом чувствую утраченную живую веру и, пожалуй, вижу послание Бога в том, о чем Вы говорите. Это очень сильно. Про принятие Богом, любовь, мое смирение – я думал об этом всем, но с Вами как-то прочувствовал это и испытываю теперь «к настоящему притяжение». Про совместную молитву – да, было бы здорово, спасибо!»

Еще Максим приложил стихотворение Вознесенского, из которого мне особенно запомнилось второе четверостишие:

Будто послушник хочет к Господу,

ну а доступ лишь к настоятелю —

так и я умоляю доступа

без посредников к настоящему.

Мне очень хочется, чтобы этот молодой человек прорвался таки к Живому Богу, «без посредников к настоящему».

Последние заметки: христоцентричность и грехоцентричность

Очень важно, на чем (или на Ком) я центрируюсь, куда уходят мои силы и время, а в пределе — жизнь. Идеи борьбы с грехом могут превратиться в почти навязчивый культ, где под видом благочестия и аскетики кормится желание стать чистеньким и хорошим, а лучше — стерильным, чтобы что? Чтобы избавиться от ядовитого чувства вины, поставить галочку, что я молодец? Чтобы заслужить любовь Бога? Но мы забываем одну очень важную вещь: Бог меня УЖЕ любит, любит бесконечно и безусловно, даже в тот момент, когда я делаю грех. В это бывает трудно поверить, т.к. нам в принципе бывает трудно поверить, что меня, такого, какой я есть на самом деле, можно любить.

Я не хочу сказать, что греху в себе надо говорить «да». При этом важно отделять себя от греха, не забывать, что я не равно то, что я делаю. Иначе все то время, которое я трачу на невротическое самопоедание, самобичевание и прочее само-, я центрируюсь на себе и своей плохости, и просто физически не могу удерживать внимание на чем-то еще — например, на Боге. На Боге, Который тихо стоит рядом и скромно ждет, когда я обращу на Него внимание, совершу поворот от себя к Нему, который и называется покаянием.

И тут можно вспомнить о том, что мы призваны к богообщению. Что Бог безумно хочет со мной личных отношений, чтобы я и на Него смотрел, а не только на себя — великого и ужасного грешника. И что Христос хочет быть моим другом.

И можно попробовать представить на минуточку: если мой самый близкий друг — Иисус из Назарета… Всерьез, по-настоящему. То как я буду жить? И что будет с моим рукоблудием, в частности?

П.С. Спустя годы, когда мы готовили этот текст к публикации, Максим рассказал о влиянии той сессии на его жизнь. Об этом будет следующая статья.

 

1 В итоге первая встреча была посвящена разным темам, и особое место в ней заняло прояснение чувств, переживаний клиента по отношению к психологу, возникающих здесь-и-сейчас в ситуации консультации. Стыд, страх, фантазии о том, что психолог подумает или почувствует и как потом будет относиться. Страх диктует клиенту, что я буду думать о нем что-то плохое, чувствовать буду отвращение и непринятие, а сам клиент перестанет вызывать у меня интерес и симпатию. То есть, по сути, должно произойти отвержение и, скорее всего, осуждение, ведь как еще можно отнестись к такому человеку, если он скажет самую страшную правду о себе. Ситуация нередкая, но каждый обычно переживает ее как уникальную (только я такой ужасный, всех остальных принимать можно, но только не меня, и т.п.). Нетрудно догадаться, что примерно такая же модель отношений будет проявляться у Максима в отношениях с Богом, хотя об этом мы пока не говорили (Максим верующий).

Действительно, подобные переживания знакомы многим, когда речь идет о самораскрытии, обнажении, близости, и в ситуации психотерапии они актуализируются порой довольно остро. И важно помочь клиенту встретиться с реальностью, с живым Другим – в данном случае со мной, с моими конкретными чувствами и настоящим отношением, – чтобы через это преодолеть миф о том, как к нему «надо» относиться. «Терапия отношениями» — так шутят иногда коллеги-психотерапевты, когда говорят о том, что для какого-то клиента особенно целительны именно сами отношения с психологом, в которых постепенно преодолеваются, в частности, подобные мифы клиента о том, какие у него «должны быть» отношения с другими людьми, как другие «должны» к нему относиться и т.п. Я должна была бы чувствовать отвращение / брезгливость / непринятие / желание сбежать или хотя бы отдалиться / осуждение / раздражение (нужное подчеркнуть и / или продолжить список). А у меня почему-то, наоборот, расцветают тепло-забота-доверие-благодарность-уважение-бережность и иже с ними, и так происходит далеко не только со мной. Это феномен близости, искренности, открытости. Но это уже тема отдельного разговора.

 

Читайте также:

Преподобный Никодим Святогорец. Невидимая брань. Книга практических советов о том, как оставаться близким к Богу и бороться со грехом, не забывая о Боге.

Священник Максим Бражников. О Евангельских аксиомах любви. Как говорить с молодежью о Боге и сексуальности.

Вальтер Тробиш. Книги о христианском отношении к своей сексуальности.

Зеньковский. Беседы с юношеством по вопросам пола.

Даниэль Анж. Твое тело создано для любви.

Бенедикт Грошель. Мужество быть целомудренным.