Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Шесть статей, три аудиокниги, две лекции, одна диссертация

Статьи

«Христианство или церковничество”»

В книге «Христианство или „церковничество“», составленной из девяти бесед, которые проходили с 8 февраля по 28 июня 1990 г. в лондонском приходе, митрополит Антоний Сурожский, один из наиболее выдающихся православных проповедников и богословов ХХ века, обсуждает со своей паствой наиболее сложные темы, касающиеся искренности, полноты и подлинности нашей церковной жизни и ее внутреннего духовного устроения. Отвечая на самые болезненные вопросы современных верующих и ищущих Бога людей, владыка Антоний сочетает суровость оценок с глубокой любовью к человеку. Предлагаем отрывок из этой книги.



«Какой образ Бога отвергают атеисты?»

«15 дней молитвы с митрополитом Антонием Сурожским» — книга протоиерея Михаила Евдокимова, в которой автор, размышляя о молитве, опирается на удивительный и многогранный опыт духовной жизни митрополита Антония.

По мнению известного священника, совместное вслушивание, всматривание, вживание в мудрые слова владыки — тоже своеобразная практика молитвы и богомыслия, которая собирает нас вокруг Христа.

Предлагаем вашему вниманию главу из этой книги.



«Смысл выражения “ученик не выше учителя”»

Очередной ролик (и его расшифровка) протоиерея Димитрия Сизоненко из цикла «Крылатые выражения из Библии». Быть как Иисус, как наш Учитель означает быть теми, в чьих поступках, глазах, словах можно различить образ Небесного Отца.



«О разводе и любви»

Диакон Андрей Белоус: если счастье оказывается важнее служения и слов Христа, то это повод не требовать второго брака и жаловаться на жестокость Церкви. Это повод задуматься, что в центре такой жизни. Там Бог или «я»?



«Гражданская война в свете политической теологии: «Stasis» Агамбена и «Театр зависти» Жирара»

Владимир Шалларь: совсем недавно вышло два перевода: небольшая книжка (две статьи, одна заметка) Джорджо Агамбена — «Stasis. Гражданская война как политическая парадигма» (СПб., Владимир Даль, 2021) и тысячестраничный фолиант Рене Жирара — «Театр зависти. Уильям Шекспир» (М, ББИ, 2021). Агамбен пишет об античном и модерном понимании гражданской войны; Жирар — о творчестве Шекспира, в основном о его комедиях. Казалось бы, ничего общего. На деле они пишут чуть ли не одно и то же, что мы сейчас и попытаемся продемонстрировать. Главное для нас — что оба автора, пусть и на совсем разном материале, разными методами, в рамках разных концепций разрабатывают понимание гражданской войны в свете христианской политической теологии. Названия разделов статьи: Брат(оубий)ство. Учреждение суверенитета и учредительное убийство. Левиафан и Христос. Гамлет и эсхатология. Троица. Консерватизм, бунт, Евангелие. Карнавал. Хор и козел отпущения.



«Теодицея после Аушвица»

Игорь Зайцев: шок холокоста чудовищен. Можно понять людей, которые после него выбрали отказаться от мира. Но, может быть, мы не будем закрывать глаза на ужас истории, говоря, что нас нет?

Аудиокниги

Третья книга«Третья книга» — новая книга, созданная порталом «Предание.ру». Сборник рассказов игумена Силуана (Туманова), о котором он говорил так: «Нельзя насмехаться презрительно над тем, что дорого и свято благочестивому человеку. Так зачем же я написал уже две книги, наполненные множеством шуточек, подчас довольно ехидных и язвительных, в том числе описаний предельно дорогого для верующего — храмового богослужения и имен священнослужителей? Я священник, а не писатель. И даже когда шучу, задача моя не просто рассмешить, а напомнить о том, о чем священник должен говорить всегда, — о вере, надежде, покаянии. Напомнить о подлинном смысле затертых до неузнаваемости слов и понятий. Напомнить, чтобы понять что-то важное в общении с Богом. Ради любви и покаяния».



Диалектика мифа«Диалектика мифа» — одна из центральных работ Алексея Лосева. Последняя в его «восьмикнижии», она и стала причиной его ареста. «Диалектика мифа» представляет собой попытку дать дефиницию понятию «миф», но разрастается в целую философскую систему.

Вообще говоря, можно спросить, верна ли собственно лосевская дефиниция мифа. Не своей дефиницией мифа важна эта книга. «Диалектика мифа» важна прежде всего некоторыми своими действительно тонкими различениями, крайне интересными рассуждениями. Кроме того, читатель встретит ряд блестящих с литературной точки зрения мест. Это знаменитый «агон» с Розановым, «анализ» семиотики готического храма, рассуждение о цветах (в смысле цветах спектра), о восприятии Неба как Чаши (кто скажет, имеет ли этот выпад против астрономии философское значение? Однако он без сомнения прекрасен и «что-то ловит»), потрясающее описание «мифа ньютоновской вселенной», анализ чуда, зарисовки космоса — рельефного, объемного, фигурного. «Диалектика мифа» Лосева производит странное впечатление, однако прочитать ее стоит.

Вот хрестоматийный отрывок из «Диалектики мифа» Лосева (надо иметь в виду, что эти, скажем так, «художественные», чисто розановские отрывки исполняют роль дивертисмента в череде «сухих» лосевских феноменолого-диалектических анализов):

«Не менее того мифологична и наука, не только «первобытная», но и всякая. Механика Ньютона построена на гипотезе однородного и бесконечного пространства. Мир не имеет границ, то есть не имеет формы. Для меня это значит, что он — бесформен. Мир — абсолютно однородное пространство. Для меня это значит, что он — абсолютно плоскостен, невыразителен, нерельефен. Неимоверной скукой веет от такого мира. Прибавьте к этому абсолютную темноту и нечеловеческий холод междупланетных пространств. Что это как не черная дыра, даже не могила и даже не баня с пауками, потому что и то и другое все-таки интереснее и теплее и все-таки говорит о чем-то человеческом. Ясно, что это не вывод науки, а мифология, которую наука взяла как вероучение и догмат. Не только гимназисты, но и все почтенные ученые не замечают, что мир их физики и астрономии есть довольно-таки скучное, порою отвратительное, порою же просто безумное марево, та самая дыра, которую ведь тоже можно любить и почитать. Дыромоляи, говорят, еще и сейчас не перевелись в глухой Сибири. А я, по грехам своим, никак не могу взять в толк: как это земля может двигаться? Учебники читал, когда-то хотел сам быть астрономом, даже женился на астрономке. Но вот до сих пор никак не могу себя убедить, что земля движется и что неба никакого нет. Какие-то там маятники да отклонения чего-то куда-то, какие-то параллаксы… Неубедительно. Просто жидковато как-то. Тут вопрос о целой земле идет, а вы какие-то маятники качаете. А главное, все это как-то неуютно, все это какое-то неродное, злое, жестокое. То я был на земле, под родным небом, слушал о вселенной, «яже не подвижется»… А то вдруг ничего нет, ни земли, ни неба, ни «яже не подвижется». Куда-то выгнали в шею, в какую-то пустоту, да еще и матерщину вслед пустили. «Вот-де твоя родина, — наплевать и размазать!» Читая учебник астрономии, чувствую, что кто-то палкой выгоняет меня из собственного дома и еще готов плюнуть в физиономию. А за что?»



Дети ХуринаВ Битве Бесчисленных Слез и Битве Внезапного Пламени силы эльфов, гномов и примкнувших к ним племен людей потерпели страшное поражение. Средиземье вот-вот полностью попадет во власть Моргота. «Дети Хурина» — самая мрачная, проникнутая отчаянием часть легендариума Толкина, этой грандиозной попытки создать «христианскую дохристианскую мифологию». Вещь необычного жанра — с одной стороны, «Дети Хурина» написаны в той же манере псевдоэпоса, как и «Сильмариллион», с другой стороны — психологические портреты, диалоги и некоторые другие черты делают из «Детей Хурина» полноценный роман.

Итак, главная тема — отчаяние. Миф перерастает в трагедию, причем в христианскую. «— Валар! — воскликнул Турин. — Они бросили вас на произвол судьбы, а людей презирают. Что толку глядеть за бескрайнее Море на догорающий на Западе закат? Есть лишь один Вала, с которым приходится нам иметь дело, и Вала этот — Моргот; и ежели в конечном счете не сумеем мы одолеть его, то хотя бы причиним ему вред и помешаем его замыслам. Ибо победа есть победа, даже малая, и ценна победа не только последствиями. Равно как и не безвыгодна. Таись не таись, в конечном счете что в том проку? Лишь сила оружия — заслон от Моргота. Ежели не пытаться обуздать Врага, немного лет минет прежде, чем весь Белерианд подпадет под его тень, и тогда одного за другим выкурит он вас из подземных нор. И что тогда? Жалкая горстка уцелевших бежит на юго-запад и схоронится на побережье, словно в ловушке, между Морготом и Оссэ. Не лучше ли стяжать великую славу, пусть и ненадолго, — ибо конец один. Ты говоришь о необходимости затаиться — что в ней-де единственная надежда; но можешь ли ты заманить в засаду и подстеречь всех до единого соглядатаев и лазутчиков Моргота, чтобы никто не возвратился с вестями в Ангбанд? Однако ж так Моргот прознает, что вы живы, и догадается, где вас искать. И вот что еще я скажу: пусть краткая жизнь отмерена смертным в сравнении с эльфами, они охотнее расстанутся с ней в битве, нежели обратятся в бегство или покорятся. Стойкость Хурина Талиона — великий подвиг; и пусть Моргот убьет героя, но самого деяния ему не отменить. Деяние это почтят даже Владыки Запада, и разве не вписано оно в историю Арды, что не зачеркнуть ни Морготу, ни Манвэ?

— О высоком говоришь ты, — отвечал Гвиндор, — видно, что жил ты среди эльдар. Но тьма в душе твоей, если ставишь ты рядом Моргота и Манвэ и говоришь о Валар как о недругах эльфов и людей; ибо Валар никого не презирают, менее всего — Детей Илуватара. И неведомы тебе надежды эльдар. Живет среди нас пророчество, что однажды посланец из Средиземья пробьется сквозь сумрак и тени в Валинор, и выслушает его Манвэ, и смягчится Мандос. Не должно ли нам до тех времен попытаться сохранить род нолдор и эдайн? Кирдан живет ныне на юге, и строятся там корабли; но что тебе ведомо о кораблях или о Море? Думаешь ты лишь о себе и о собственной славе, и велишь всем нам поступать так же; однако следует нам помыслить и о других, помимо себя, ибо не всем дано сражаться и пасть в бою: их надлежит нам защитить от войны и гибели, пока мы в силах».

Не просто отчаяние Турина, но отчаяние Турина в Высших Силах открывает путь бесчисленным бедствиям.

Лекции

Вера или психология. Обязательно ли делать выбор?«Вера или психология. Обязательно ли делать выбор?»

Что общего у психологии и религии, что их разделяет и где они пересекаются? Давайте разбираться вместе с Никитой Плащевским, психологом медицинского центра «Бехтерев».

Существует мнение, что надо выбрать: или вера, или психология. Что не нужна верующему человеку никакая психология, эта лженаука, сорняк, процветающий в безбожном мире. И что никакой уважающий себя психолог всерьез «идею Бога» рассматривать не будет. Это, конечно, крайности, однако…Что общего у психологии и религии, что их разделяет и где они пересекаются?

Лектор: Никита Плащевский, психолог медицинского центра «Бехтерев», специалист по химической зависимости и созависимости, актер кино, тренер и КМС по пауэрлифтингу.



Традиции трезвости. Наследие Всероссийского Александро-Невского Братства трезвости«Традиции трезвости. Наследие Всероссийского Александро-Невского братства трезвости»

О Всероссийском Александро-Невском братстве трезвости, его истории и значении для России рассказывает протоиерей Георгий Пименов, клирик храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала (Санкт-Петербург).

Фактическая деятельность Всероссийского Александро-Невского братства трезвости занимает неполных 4 года. Они пришлись на годы Первой мировой войны и всеобщего сухого закона в Российской Империи. Предшественником Всероссийского братства трезвости было Александро-Невское общество трезвости, основанное в 1898 году священником храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала отцом Александром Рождественским. Это общество за 15 лет своего существования развило такую широкую и плодотворную деятельность, что «силою жизни очутилось во главе всего русского трезвенного движения» последних предреволюционных лет, переросло рамки местной организации и самое имя свое пронесло по всей России.

Теологические аспекты критической герменевтики Жака Деррида и её роль в библейских исследованияхКнига

«Теологические аспекты критической герменевтики Жака Деррида и ее роль в библейских исследованиях» — диссертация иерея Алексея Волчкова, раскрывающая следующие темы: деконструктивизм в богословии и библеистике, христианство в эпоху постмодерна, исследования Библии с позиций деконструктивизма, постструктуралистская парадигма в библеистике и пр.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Метки: Новинки
Комментарии для сайта Cackle