Смысл выражения «час пробил»

Протоиерей Димитрий Сизоненко

Клирик собора Феодоровской иконы Божией Матери в г. Санкт-Петербурге

Очередной выпуск цикла «Крылатые выражения из Библии».

Сегодня мы поговорим о выражении «час пробил», или «настал час» или «приблизился час», которое мы часто употребляем в нашей речи, и оно всегда отсылает к тем словам, которые Христос произносит в Гефсиманском саду. Вот, например, как об этом говорит евангелист Матфей: «и приходит в третий раз и говорит им: вы всё еще спите и почиваете: кончено, пришел час, вот предается Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня» (Мф 26:45–46).

Это выражение вызывает споры у толкователей. Некоторые переводчики переводят так: «продолжайте спать, отдыхайте, всё кончено», как будто ученикам больше ничего не остается делать, они могут продолжать спокойно спать, потому что драма уже подошла к своей развязке и ничего изменить нельзя, поэтому можно не беспокоиться. Но, тем не менее, есть какое-то очень странное напряжение между этим первым обращением «вы всё спите и почиваете» и если бы Христос хотел сказать «продолжайте спать», то Он бы не стал их будить. Но будет продолжение, и это продолжение придает богатый смысл этой сцене: мы видим, что Христос обретает полное самообладание, Он контролирует сложившуюся ситуацию, Он берет в свои руки инициативу после Гефсиманской молитвы, где Он, наоборот, испытал состояние полной богооставленности, беспомощности. Сейчас Он готов встретить лицом к лицу Свою судьбу.

И, действительно, Он видит, как приближается Иуда, тот, кто воплощает в себе конечную судьбу Христа, и выходит ему навстречу. Поведение Иисуса Христа в этот момент по-настоящему достойно великого произведения искусства, Он ведет себя как настоящий герой или философ в античном значении этого слова, но тогда это составляет такой вопиющий контраст с предыдущей сценой!

Итак, действительно есть какой-то контраст, или это как-то нужно по-другому понять? Чаще всего приходит на ум какое-то психологическое объяснение тому изменению, которое происходит в Иисусе, и мы видим, что Его долгая молитва, Гефсиманское моление, в конце концов приносит свои плоды: Христос обретает утешение, силу, какую-то божественную благодать для того, чтобы преодолеть смятение и обрести Свое обычное царственное спокойствие и безмятежность.

Безусловно, в таком психологическом подходе есть своя правда, впрочем, это одна из функций молитвы: молитва позволяет нам, если мы ее совершаем в духе, обрести покой, обрести себя, обрести силу. Но Иисус ведь не говорит: теперь Мне легче, Я готов и мы пойдем — Он говорит «час настал». «Час» — это всегда нечто объективное, то, что никак не зависит от нашей психологии, от субъекта, и именно поэтому час указывает на то, что происходит нечто окончательное и решающее. Для того чтобы лучше понять эту мысль, я хотел бы напомнить вам эпизод из жизни царя Давида.

Вы помните, что от греховной связи с Вирсавией родился младенец, который смертельно заболел, и, пока ребенок болел, Давид горячо молился, совершал пост, творил покаяние, но вот ребенок умирает. Слуги боятся сказать об этом Давиду, потому что опасаются, что он совершит нечто непоправимое. И каково же их удивление, когда он по слухам, по поведению слуг догадывается, что ребенок умер, вдруг Давид возвращается к обычной жизни, он принимает ванную, он принимает благоухания, ему приносят еду, он ест, и слуги изумляются. А он им объясняет: пока ребенок был жив, я постился и плакал, потому что думал: кто знает, может быть, Господь смилостивится надо мной и ребенок будет жить, но теперь он мертв, зачем поститься? Разве я могу вернуть его? Я пойду к нему, а он не возвратится ко мне. И эта сцена всегда потрясает своим величием.

Молитва, подобная схватке Иакова с Господом: может быть, Бог проявит еще какую-то милость? Но в тот момент, когда Бог принимает окончательное решение, молитва состоит в том, чтобы иметь мужество принять это решение Бога. И молитва Давида очень похожа на молитву Иисуса. Кто знает, может быть, Бог смилостивится — говорит Давид, и затем Иисус говорит: если это возможно, да минует Меня чаша сия, но ныне, теперь, говорит Давид, а Иисус говорит: час настал. И эта последняя фраза приобретает очень понятный оттенок. Бог мне ответил. Это ответ отрицательный и определенный. Я не буду настаивать, теперь можно перевернуть страницу.

В Евангелии слово «час» имеет много оттенков. Во-первых, в Евангелии от Иоанна есть целое богословие часа, и там употребляется слово «кайрос», что значит «момент цветения, момент урожая», момент, который нельзя пропустить, потому что он не вернется опять. Точно так же Господь посещает Иерусалим, но Иерусалим упустил этот шанс, он упустил этот «кайрос». Но здесь действительно употребляется это слово «хора», то есть «час». И у синоптиков это слово «час» вступает в параллель со словом «чаша», о которой Христос просит, чтобы она прошла мимо Него.

Итак, в жизни бывают моменты, которые являются более или менее судьбоносными, решающими. И не всегда нам удается распознать, какой из этих моментов по-настоящему является таковым. Иисус обладает этой мудростью, Он понимает, что пробил час Его страстей, Его воскресения, время предпринимать какие-то действия, умолять Бога уже истекло, нужно выходить навстречу своей судьбе, потому что пробил час.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle