Смысл выражения «кто не со мною, тот против меня»

Протоиерей Димитрий Сизоненко

Клирик собора Феодоровской иконы Божией Матери в г. Санкт-Петербурге

Очередной ролик протоиерея Димитрия Сизоненко из цикла «Крылатые выражения из Библии». Смотрите или читайте расшифровку:

Сегодня мы поговорим о крылатом выражении «кто не со мною, тот против меня». Очень часто мы используем это выражение, чтобы показать бескомпромиссность своей позиции, или когда мы склоняем других людей принять нашу точку зрения, встать на нашу сторону.

В Евангелии эти слова произносятся от первого лица, но «первом» в самом прямом значении этого слова — от самого важного Человека в мире, устами Христа: «кто не со Мною, тот против Меня» (Лк 11:23). Как слова от такого «первого» лица, конечно, они являются выражением какой-то бескомпромиссности.

Может быть, было бы уместно употребить слово «тоталитаризм». Вот только нужно спокойно понять, что это слово имеет несколько значений. Что бывают разные формы «тоталитаризма».

Слова эти не нужно никак смягчать. Вопрос только в том, какой «тоталитаризм». По крайней мере, есть политический тоталитаризм, который радикально отличается от другого «тоталитаризма»; тоталитаризм внешней власти заставляет нас безоговорочно принять точку зрения тирана, иначе рано или поздно вы окажетесь в числе неблагонадежных и будете подлежать беспощадной ликвидации. Такова логика современной истории.

Но есть другой «тоталитаризм» — тоталитаризм любви. Конечно, тут само слово меняет значение, потому что там, где речь идет о подлинной любви, тоже встает эта альтернатива: всё или ничего. Иначе игра не стоит свеч. Дело не в том, что мы при этом что-то хотим навязать другому человеку, никак не считаясь с его достоинством, с его свободой, но в том, что мы хотим поделиться тем, что нам самим очень дорого и что составляет смысл нашей жизни. Поэтому любой ответ на нашу любовь, который не окажется на высоте любви — если вдруг возникают какие-то сомнения, колебания, ограничения, посторонние чувства, — всё это вызывает разочарование и очень травмирует: если это так, то не стоит.

И так происходит с нами: конечно, у нас у всех есть где-то в глубинах нашего подсознания такой аватар Бога как страшного судьи. Сцены Страшного суда в изображении художников являются этому красноречивым примером.

К счастью, когда речь идет о Новом Завете, то возникает гораздо меньше таких ассоциаций, поэтому нам легче принять в устах Христа эти слова: «кто не со Мною, тот против Меня». Потому что можно представить, что речь идет о признании в очень сильной и страстной любви.

И когда мы принимаем это как слова Христа, как Его признание, то уже легче принять образ ветхозаветного Отца, потому что Сын является совершенным образом Своего Отца, и тогда, может быть, имеет смысл вспомнить об этих обжигающих признаниях в любви, когда говорится «наш Бог — Бог-Ревнитель», «наш Бог — Огонь Всепожирающий». И наконец, первые три главы Книги Осии (и многие другие места), где говорится совершенно пронзительным образом о Божественной Любви и Божественном Гневе и Ревности, потому что есть Кому ревновать.

Давайте попытаемся разобраться в любви Бога к нам, если мы хотим понять, что поставлено на кон в тот момент, когда говорится «кто не со Мною, тот против Меня». В силу традиции мы привыкли к тому, что проводят различия между любовью-эросом и любовью-агапэ, между страстной любовью и самоотверженной любовью-милостью. Это иногда помогает что-то понять лучше, но тем не менее, когда мы слышим: «кто не со Мною, тот против Меня» — это не язык агапэ, не язык милости — это язык страсти, это язык эроса. Поэтому

имеет смысл задуматься о том, чтобы не создавать слишком карикатурный образ новозаветного Бога, такого слащавого, «всемилостивого», потому что в Его Любви есть огонь, есть страсть — спасительная страсть.

Точно так же, как нам трудно бывает примирить суд, справедливость и милость — любовь, которая, наоборот, произносит оправдательный приговор: как их соединить вместе? — невозможно. Точно так же — а, может быть, труднее — соединить эрос и агапэ. Но если это удастся, то тогда мы получим наиболее прекрасный и, может быть, более полный образ самого Бога.

В Евангелии от Иоанна по другому поводу Иисус говорит о Своих соотечественниках и современниках: «если бы Я не пришел, на них не было бы греха, но теперь их грех не имеет извинения» (Ин 15:22). Пока нас никто не поставил перед выбором — за или против, мы можем быть более или менее спокойны, но как только мы поставлены перед необходимостью выбирать — обратной дороги уже нет. Нет места отговоркам «быть может», «жизнь покажет», и поэтому вся жизнь человека, а также вся история человечества разворачивается между состояниями безразличия, безучастности, отрешенности и состоянием решительности, настойчивости, приверженности, верности. И на этом пути Бог совершенно твердо ставит человека перед выбором, перед необходимостью совершить выбор. Поэтому очень важно выбирать либо в пользу Христа, либо против Него.

Счастлив тот, кто понимает истинный характер этого выбора. И этот выбор очень часто необходимо сделать. Еще более счастлив тот, кто слышит в этих грозных словах музыку страстной и преданной любви. Абсолютно счастлив тот, кому удается в этой огненной любви явить лик другой любви — любви-милости.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle