Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Странный вопрос Спасителя

«Что значит — ходить перед Богом» — так называлась весенняя выездная встреча прихода храма свв. Космы и Дамиана, прошедшая 18—20 мая 2018 года. Представляем вниманию читателя вступительное слово Марины Филоник, сотрудника группы психологической помощи при храме.

Фрагмент из фрески Микеланджело «Сотворение Адама»

Жить своими силами. Или Христовыми? 

В начале дня мы говорили о встрече с Богом как некоторой стартовой точке — встрече, которая меняет в жизни все. Сказали, что хождение перед Господом — вовсе не какой-то разовый акт: «я себя перед Богом однажды поставил и — аминь!» Это путь, процесс.

И дальше можно было бы поставить вопрос: «Хорошо, а каковы плоды? Случилась Встреча, изменившая мою жизнь, но что должно происходить дальше?»

Возможно ли, что какое-то время ничего не будет меняться? Или должно непременно происходить что-то значимое, из чего я буду точно знать, что иду в верном направлении?

И, глядя со стороны на этот процесс — следования за Богом, — можно выделить некоторые его закономерности или условия. Первое условие — это искренность, честность. Встреча, скажу дерзновенно, невозможна без искренности. В точке лжи — например, в феномене фарисейства — мы не увидим и не узна́ем ни себя, ни ближнего, ни Бога. Поэтому предельная честность — первое условие Встречи и дальнейшего пути.

Человека, пережившего встречу с Богом и сохраняющего хождение в правде, то есть искренности и честности, Господь может начать менять. И тогда я уже, может быть, не своими силами чего-то добиваюсь, а, скорее, вхожу в некую активную пассивность. Я отдаюсь действию Божию, предстою Ему в своей малости, и есть особая красота в этом кажущемся бездействии: Сила Моя в немощи совершается (2 Кор 12:9). Иными словами, чем меньше меня, тем больше Бога – я освобождаю Ему место и разрешаю Ему действовать в моем сердце, в моем жизненном мире.

Важные для меня слова прозвучали сегодня: во встрече с Богом я познаю́ свой настоящий масштаб, понимаю, что я сам по-хорошему ничего не могу, как об этом говорится и в Евангелии: Без Меня не можете делать ничего (Ин 15:5). Не знаю, как вы, а я об этом очень часто забываю. Мне кажется, я должна и могу сейчас сделать или сказать то и то! И как важно бывает — понять свой настоящий масштаб. Перед Лицом Бога я обретаю свое лицо.

Итак, логика пути примерно такова, можно выделить условно три этапа, шага: сначала искренность и Встреча — потом Бог меня меняет — и потом я начинаю приносить плоды (в том числе в служении). В данном случае под служением мы имеем в виду не обязательно какие-то послушания, работу при храме или социальные проекты, служением в широком смысле слова в пределе может стать сама жизнь. Об этом мы не раз слышим в Евангелии, например на Тайной Вечере, когда Христос умывает ноги ученикам и просит нас поступать так же, являя Собой образ, пример отношения к человеку.

Есть опасность пойти с другого конца: стараться сначала своими силами приносить добрые плоды. И это возможно! Но как важно однажды понять, насколько эти плоды будут отличны от того, что мне удается, когда я подчиняюсь Богу, находясь в «активной пассивности» перед Ним (это непривычное уху словосочетание часто повторял мой недавно ушедший учитель, Федор Ефимович Василюк).

Я активен в том, что отдаюсь в руки Того, Кто может сделать со мной больше, чем я могу представить. Я активен в том, что я пассивен (в смысле умаления, предстояния, отдачи себя Богу). «Быть карандашиком в руках Бога» по известному выражению Терезы Калькутской, позволить Ему действовать во мне и через меня.

Подчиниться Богу = отказаться от себя?

Но значит ли это, что я сам не должен ни к чему стремиться, ничего своего не хотеть? Так ли это?

Один евангельский эпизод когда-то стал для меня ответом на этот вопрос.

Что такое «исполнять волю Божью»? Когда-то я думала, что это значит примерно следующее: есть Бог и есть объективно существующая Его воля, а моя задача — стать «большим ухом», которое распознаёт ее. Очень много лет я жила с этим представлением. Нельзя сказать, что оно ложное — в нем есть своя правда.

Недавно на евангельской группе мы читали отрывок из Евангелия от Луки о слепом, который сидит у дороги (см.: Лк 18:35–43). Мимо проходит Иисус с толпой, слепой кричит, его пытаются заставить замолчать — словом, понятная ситуация. Как Бог ведет себя в ней?

Сначала Он обращает внимание на человека, зовет его к Себе, а дальше говорит очень важные слова (я прочту из перевода М. П. Кулакова, Лк 18:40): Иисус остановился, велел привести его к Себе, и, когда тот пришел, Иисус спросил его: «Что ты хочешь? Что сделать для тебя?»

Это — поразительная вещь. В Евангелии мы нередко встречаемся с подобными эпизодами встречи Христа с людьми: казалось бы, совершенно ясно, чего хотят слепой, расслабленный, прокаженный: исцелиться! Человек тридцать восемь лет лежит без движения, а Господь вдруг спрашивает его: «Хочешь ли ты быть здоров?» (см. Ин 5:1–15). То же и с этим слепым: «Что ты хочешь от Меня?» Богу почему-то бесконечно важно, что ты хочешь. Ему почему-то это очень интересно. Да, есть воля Божия, Промысл, призвание… но ты конкретно — что хочешь?

Мы смотрели вчера кульминацию фильма «Сталкер» — она о том же. Мои подлинные желание — каковы? Что я хочу не на поверхности, а на глубине? Из глубины воззвах к Тебе, Господи! (Пс 129:1).

И такое желание не может быть не исполнено! Если я искреннее, целостно, из глубины своей души слышу и предъявляю миру и Богу свое подлинное желание — оно не может быть не встречено. «Что ты хочешь?» — «Господи, чтобы мне прозреть!»

Один из вопросов, который мне хочется поставить и перед собой, и перед вами: а чего я хочу, на своей глубине? И взываю ли я так к Богу? Если Он придет ко мне и спросит, как спросил этого слепца, — найдется ли у меня ответ? Этот ответ — как точка встречи, начало настоящих, личных отношений. Ведь именно так мы общаемся с друзьями, спрашивая их: «Что для тебя важно? Что тебе интересно, что ты хочешь?» Поразительным образом это волнует и Бога.

И в этой точке встречи происходят чудеса. Мы это «знаем», конечно! Но хочется на этом задержаться.

«Мариночка, верьте!»

У каждого, я уверена, есть этот опыт, хотя бы единичный, — когда Господь касается твоего сердца и тебя переполняют свет, радость и любовь. И это богатство невозможно «спрятать под стол» и о нем умолчать, им хочется делиться со всеми. Вспомните самарянку — потрясающий пример! Поняв, что перед ней Мессия, она бросает водонос с водой и бежит в свой город, становясь первым «апостолом» (см. Ин 4:4–42).

Как важно помнить эти драгоценные моменты, пусть и редкие. И, вспоминая о них, спрашивать себя: «Что я с этим сделал?»

Я помню, был у меня такой эпизод. Я лежала в больнице перед самой Страстной седмицей, в тяжелом состоянии, с температурой почти 40 градусов, которую не могли сбить антибиотиками много дней; страшно переживала, что не могу быть в храме; попросила принести мне Постную Триодь, мне ее принесли, но, как только я ее открывала… сразу засыпала. И в какой-то момент этой болезни я почувствовала присутствие Бога рядом. Тогда я этому не верила, сейчас могу свидетельствовать: так и было.

Лежа в больнице, я писала СМС одной моей знакомой: «Мне кажется, что Бог сейчас очень близко. Но как это может быть?!» Ведь Страстная неделя, а я — тут, даже не могу Триодь читать, «участвовать». А она тогда ответила: «Мариночка, верьте! Да, Христос очень близко». Христос близко — как важно не пропустить это.

А дальше, из этой Встречи, из хотя бы единичного опыта близкого присутствия Бога, — Бога, Которому важно то, что я чувствую и думаю, важен я на моей глубине — вырастает путь. Но это уже совсем другой разговор.

Текст подготовила Юлия Посашко