Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Таинство Крещения или игра «а давайте как будто»

А. А. Иванов. Явление Христа народу. 1837–1857

От редакции:

Вот такое письмо-заметку с тревожными вопрошаниями мы получили от нашего неравнодушного читателя. Надеемся, что кто-нибудь из священнослужителей, читающих наш блог, сможет и захочет дать ответы на эти вопросы.

Вопросы о Крещении, о ключевом Таинстве нашей Церкви, о том, как оно производится сегодня, не исчезают у меня в течение уже долгого периода времени несмотря на то, что я хочу забыть о них или найти более или менее компромиссное объяснение, которое могло бы меня удовлетворить.

Вот эти вопросы:

1. Допустимо ли брать и давать любое вознаграждение за Таинство Крещения? Неважно, сколько именно, — одну белорусскую копейку или всё золото мира. Деньги или какие-то другие вещи, ценности или услуги «в обмен на…». Неважно, что это называется «добровольным пожертвованием за…» или просто и честно озвученной ценой. Потому как если предлагается добровольно пожертвовать за что-то конкретное и при этом еще и указывается вполне определенная и часто (насколько я понимаю) утвержденная на годовом епархиальном собрании денежная сумма, то как же это называть иначе? Разве это не стоимость, не цена? Обращаю внимание на то, что меня интересует принципиальная ДОПУСТИМОСТЬ или НЕДОПУСТИМОСТЬ подобной практики.

2. Допустимо ли совершать Таинство Крещения над человеком, не выяснив предварительно у него или же (в случае крещения младенца) у его восприемников, а еще лучше у родителей, верит ли он/они в Единого Бога, в Господа Иисуса Христа, знает ли он/они и готов ли он/они соблюдать (предпринять такую попытку) заповеди и намерен ли он/они в последующем оставаться в Церкви, участвуя в Таинствах?

Собственно, так или иначе это делается и сегодня. По крайней мере, есть четкие указания священноначалия относительно обязательного предварительного оглашения крещаемых и/или их восприемников. И произнося, пускай даже и вслед за священником, осознавая в той или иной степени или не осознавая совсем, Символ веры, крещаемый или его восприемники, как может показаться, исповедуют свое Православие. Но остается вопрос: куда уходят столь многие недавние исповедники, едва ли не сразу же после совершения священнодействия? Почему так мало их остается в Церкви?

3. Почему не обратиться, или правильнее, не вернуться к практике сбора десятины или церковного налога — как к практике четко озвученной и принятой за норму? Быть может, и не обязательной для всех крещеных, но само собой разумеющейся для тех, кто изъявил желание и взял на себя ответственность быть прихожанином в той или иной общине/приходе? Это скорее мое предложение, чем вопрос, но, считаю, он связан с первыми двумя вопросами.

Что на деле происходит сегодня

Признаюсь, два раза мне довелось быть восприемником. Боюсь, что именно этот опыт, неудачный и провальный с моей стороны во многом заставляет меня писать, озвучивая сегодня свои вопросы. Опущу ту часть, которая происходит в церковной лавке, так как, полагаю и надеюсь, к Таинству она не имеет никакого отношения. С нами проводят 1–2 беседы-собеседования.

Что нужно и можно успеть рассказать людям за эти 2–3 часа? Священную историю? Евангелие? Его главную благую весть? Весть о Воскресении? О покаянии? О заповедях? О традициях? Или всё сразу и понемножку? Что говорить людям, которых не знает проповедник и которые не знают человека, проповедующего им?

И всё это за 1–2 встречи незнакомых друг с другом людей. Люди слушают, сидят, им говорят-говорят, они не перебивают — они уже взрослые, знают, как себя вести, им надо дослушать и идти домой, у них дела. Тому, кто рассказывает, тоже надо домой и тоже желательно не задерживаться.

Характерной особенностью этого странного собеседования является отсутствие обратной связи. Много говорят о чем-то важном, но понять, что было услышано и как это было понято, затруднительно. Для этого надо не только говорить, но и спрашивать, переспрашивать, уточнять. Надо услышать ответ. И в самом начале беседы узнать: что вообще хотят, что ждут люди, приходящие в Церковь? От Церкви, от Того, Кто эту Церковь создал, интересен ли вообще Он — Создатель Церкви и всего в мире?

Хорошо бы так и спросить, в лоб: «Зачем вы сюда пришли?» Может быть, на самом деле человек хочет поскорее уйти отсюда, назад в свой мир? И если нет желания или сил удерживать такого человека, чтобы впоследствии оставить его здесь, в Церкви, то для чего его задерживать и сейчас, предлагая ему впопыхах совершить то, что называем Таинством? Почему не предложить подождать, немного подумать?

Сразу оговорюсь. Я не хотел искать виновную сторону в этой ситуации. И особенно среди священства.

Понятно, что ответственность за то, что всё происходит именно так, а не иначе, в значительной степени лежит и на мирянах, и на мне тоже. Почему? Но ведь эта схема очень удобная. Для всех.

Более того, священнику играть в эту игру «а давайте как будто» должно быть еще сложнее. И психологически, и физически, потому что при таком раскладе так называемые миряне, а по сути огромное количество посторонних людей, отказываются от ответственности за Церковь, за ее устройство, перекладывая эту ответственность на священство под руководством архиереев. Имеет ли право такое большинство решать что-то в Церкви или возмущаться какими-то внутрицерковными неурядицами? Хотят ли они брать на себя ответственность? Это важный вопрос, но он не задается человеку, приходящему в Церковь.

В итоге образован замкнутый круг, но с понятным алгоритмом действия. Очень удобная схема. Но является ли она допустимой? Ведь не всегда правильным является то, что удобно, и часто то, что кажется удобным, является принципиально недопустимым. Удобно обмануть человека, который ждет и надеется услышать от тебя неправильный, но удобный ответ, только чтобы он отстал от тебя.

Обратная связь

Что же делать? Как разорвать этот замкнутый круг? Не знаю. Ниже я приведу свое видение того, как должно всё происходить, по моему мнению. Я не скажу ничего нового, только присоединюсь к высказанным ранее и даже осуществленным на практике в некоторых приходах предложениям. Но как убедить поступать так же всех в Русской Церкви, я не знаю. Возможно, это вопрос культуры и характера социальных отношений того общества, в котором Церковь находится на сегодняшний день.

Итак, в первую очередь, с человеком, приходящим в Церковь, необходимо познакомиться. Неважно, кто это. Возможно, это когда-то крещенные родители со своим ребенком. Или эти родители пришли вместе с еще двумя людьми, которых они пригласили быть восприемниками (о том, кто такие восприемники, зачем они нужны в наши дни — это отдельный разговор со своей историей). Или это взрослый человек, решивший стать христианином. Для того чтобы знакомство состоялось и было серьезным, долговременным, а не мимолетной встречей с неопределёнными последствиями, необходимо время. Полагаю, для такого знакомства необходимо потратить не менее трех месяцев, в течение которых крещаемый, родители крещаемого и восприемники должны регулярно посещать церковные богослужения, прочесть Евангелие, узнать Заповеди Декалога и Блаженства и соотнести с ними свою жизнь.

Это еще и время знакомства с пастырем и с теми людьми, рядом с которыми они будут молиться, а в перспективе и устраивать приходскую жизнь. Это время человеческого знакомства и начала еще более личного знакомства с Тем, к Кому ты пришел. Но не исключено, что приняв Благую весть и даже покаявшись, человек тем не менее будет чувствовать дискомфорт от пребывания именно в том приходе, в который он попал в начале. В этом случае, полагаю, должны быть открыты двери и в другие приходы.

Но очень важно уметь и закрывать эти двери. И закрытие дверей должно происходить как раз в моменты совершения Таинств.

Я не говорю ничего нового. Ведь это канон. Так и должно быть. Или нет? Иначе как же мы называем это великое и страшное священнодействие «Таинством»?

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Вопрос этот представляется вопросом о том, насколько серьезные намерения имеет приходящий в Церковь человек или несколько людей (например, семья с ребенком и друзьями-восприемниками). Вопрос этот, несмотря на кажущуюся кому-то мелочность, очень важный и является своеобразным маркером, которым проверяется обращаемый. Хотя не только он, но и те, кто его обращает. Разрешить его в современных правовых условиях, сложившихся в странах бывшей Российской империи и СССР, в которых большинство населения причисляет себя к православной традиции, пока не представляется возможным. Разделение Церкви и государства закреплено не только и не столько законом, сколько в сознании даже и тех, кто называет себя православными. Но как правило, которое может быть установлено внутри Церкви, это возможно.

Я не говорю о том, чтобы сразу распространить на всех, кто желает принять Крещение, последующее регулярное (ежемесячное) отчисление десятины или церковного налога. Тем более при существующем законодательстве весьма затруднительно увидеть десятину, но церковный налог, привязанный, например, к 10% от минимальной заработной платы (для Беларуси около 16 долларов в месяц на май 2020 года) вполне возможен. Это, в свою очередь, предполагает составление списков членов прихода, открытую (желательно) бухгалтерию и появление реальных прав и обязанностей у всех, кто эту десятину выплачивает.

Второй вопрос, возникающий в связи с этим, — перевод приходского храма в совместную собственность и епархии, и группы прихожан. Введение таких практик наверняка очень испортит статистику. Это первоначально приведет к конфликтам. И это приведет к сокращению расходов на строительство и ремонт храмов: зачем чинить и обновлять-поновлять то, что не сломано. Начинать такие преобразования очень страшно. Это понятно. Но к чему могут привести и уже приводят те внутрицерковные отношения, которые сложились сегодня?

На что жить пастырю?

Еще очень важно отметить характер отношений между пастырем и его пасомыми. К сожалению, и не только в нашей Церкви, но и в других конфессиях сложилась нездоровая ситуация, когда священник должен почти извиняться и просить себе что-то на содержание. И тот факт, что он живет за счет прихожан, рассматривается и самими мирянами, и даже кем-то из клира как ситуация чуть ли не возмутительная.

Со стороны некоторых священнослужителей даже высказываются пожелания предоставить им возможность работать и зарабатывать себе на жизнь в сферах, не имеющих отношения к Церкви, тем самым сохраняя материальную независимость. Считаю важным изменить характер предоставления священнику обеспечения со стороны прихода.

Материальное обеспечение клира — это обязанность прихода. Жилье, транспортные расходы, денежное обеспечение.

Если приходская община не обеспечивает своего пастыря, создавая ему условия жизни, соответствующие среднему уровню достатка прихожан, то встает вопрос: существует ли вообще община, способна ли она общаться? Имеют ли эти люди моральное право называть друг друга братьями и сестрами?

Или же это жуткое лицемерие, которое закономерно отталкивает от себя всех внешних? И имеем ли мы право пенять на традиционно католические и протестантские страны, где закрываются церкви, не имеющие прихожан? Что случится с нашими храмами, если поставить их в такие же правовые условия?

Церковные налоги прежде всего для этого и нужны для:

1) обеспечения клира;

2) строительства, обустройства и содержания приходских храмов;

3) миссии.

Церковный налог — это минимум. Если из собранных с церковного налога средств что-то еще остается на благотворительность, — хорошо. Но очень важно обозначить и доходчиво для всех озвучить то, на что именно в первую очередь идут суммы собираемого церковного налога.

Благотворительность — это дополнительные средства, которые отдают все в равной степени по своему усердию из оставшихся своих средств (коль скоро мы оказались неспособными жить по образцу первой христианской общины, где все «были вместе и имели всё общее»), в том числе и пастыри, если пожелают быть примером для своих пасомых…

***

У меня осталось еще много вопросов, которые вытекают из тех трёх, обозначенных в начале. Конечно, я считаю недопустимым «добровольные пожертвование за» Таинства. Но меня удивляет отсутствие какого-то объяснения этой практики. Например, в качестве параллели могли бы указывать на Книгу Левит и вообще на многочисленные пожертвования в Ветхом Завете. Хотя предусматривались ли пожертвования за обрезание? Об этом, как мне кажется, принято молчать. Но к чему приведет такое молчание?

Когда я поинтересовался, как обстоят дела в других конфессиях, то к удивлению и к сожалению своему увидел, что и там достаточно часто предусмотрено некое «пожертвование за». И хотя на вопрос how much does it cost на сайтах разных приходов даётся чёткий ответ nothing, но на многих из тех же сайтов указана и желательность пожертвования. И многие воспринимают это пожелание именно как цену. Но ведь это цена жизни. Жизни вечной.

Разговоры же о миссии неактуальны в ситуации, когда люди сами приходят в Церковь и уходят из нее непросвещенными.

Они уходят. Их не догоняют. Мы их не догоняем. Я их не догоняю. Молчание. Миссия предусмотрена, но по расписанию. По утвержденному годовому плану, как еще одно мероприятие между многочисленными юбилеями, выставками и презентациями. Для чего это?

Мне, может быть, возразят и скажут: «Другие времена, высокотехнологическая цивилизация освободила человека от общины, и наступила эпоха странствующих прихожан». Не знаю. Пока есть семья с женой и мужем, с родителями и детьми, может существовать и приход. И если технологии не помогают, а мешают нашему общению, нашему сопереживанию друг другу и соучастию, нашей сопричастности, тогда эти технологии нами используются неправильно и не доведут нас до добра. Я так считаю.

Мне еще, быть может, скажут: «Но ведь есть варианты, найди себе приход по душе». Но когда рядом есть возможность решить «свою религиозную потребность» по удобной схеме, что мне говорить и как мне говорить тем, кто для себя выбирает такой путь? Как мне им отвечать? Как выстраивать с ними отношения?

Я не надеюсь услышать быстрый и внятный ответ. Но всё равно жду его. Этот круг замкнут нами очень плотно. Где и когда мы свернули не туда? Ходить по этому кругу очень удобно. Мы уже очень долго топчемся в этом замкнутом круге, утаптывая себя всё ниже и ниже.

Андрей Ананьев

Гомель, Беларусь


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle