Ушел Мамонов; проблемы с вакцинацией, останками царской семьи, реституцией церковной собственности; говорим с поэтами и писателями

26.07.2021

Блог

Alt«Богословие антивакцинаторства и богословие вакцинации»

Владимир Шалларь: какое богословие у антивакцинаторов? В чем подлинная причина антивакцинаторства? Есть ли богословское измерение у вакцинации? Антивакцинаторство (я буду называть так весь спектр неприятия вакцинации: от недоверия к российским прививкам до веры в то, что вакцинация есть принятие антихристовой печати) представляет собой весьма любопытный и тревожный узел проблем, в котором сплетаются религия, политика, наука.



Alt«Экономические механизмы разложения монашества»

Владимир Шалларь читает «Посмертные вещания Нила Мироточивого» как источник по экономической истории Афона, а именно как памфлет (репортаж, очерк) посвященный разложению монашеской жизни на Афоне вследствие проникновения туда рыночных отношений.



Alt«Топ-5 семейных фильмов: когда побеждает любовь»

Алеся Храмова: сюжеты этих кинолент подсказывают зрителю одно — всегда, везде и во всем должна победить любовь. А путь к ней у каждого свой.



Alt«Как продраться к себе сквозь толщу установок и комплексов: три книги «Никеи» о психологии человека»

Анна Ершова: книги, которые помогают разобраться в таких понятиях, как «психосоматика», «детские травмы», и осознать важность процесса прощения.



Alt«Когда муж идет на обгон»

Анна Ершова: почему мы чувствуем тревогу и в каких случаях склонны не доверять — себе, Богу, ближнему.



Alt«Вакцинация и карантинные меры — пастырская забота или духовная слабость?»

Протоиерей Андрей Ефанов: вакцинация против коронавируса вызвала не только споры, но и всплеск конспирологических теорий. Споры среди верующих подчас доходят до раскола на два лагеря.



Alt«Почему Церковь до сих пор не признала «екатеринбургские останки» мощами святых? Четыре причины»

Анастасия Коскелло: признанием останков святыми мощами недовольны будут многие. Одни — потому что ждали этого так долго, другие — потому что считают всю историю с останками обманом. Третьи — потому что считают лишним даже сам акт прославления царственных мучеников.



Alt«Церковь и реституция: какая разница, кто кому какое имущество передал»

Денис Собур: мы не знаем, как удержать подростков в воскресных школах, но активно внедряем ОПК для всех нежелающих. Мы имеем множество семейных проблем среди воцерковленных семей, но хотим решать семейные проблемы исключительно в масштабах государства.



AltУмер Петр Мамонов — легендарный панк-музыкант, актер, поэт, писатель. Он скончался от осложнений, вызванных коронавирусной инфекцией, успев причаститься и собороваться. Давайте почтим его память прикосновением к нескольким его трудам: триста авторских радиопередач; книги коротких размышлений и заметок; фильмы; десяток интервью; аудиокнига по Исааку Сирину.

Медиатека

«Золотая полка» — авторская передача музыканта, поэта и актера Петра Мамонова, где он ставит разную музыку (в основном — рок-н-ролл), читает Святых Отцов, патерики, стихи (свои и других поэтов), классическую прозу, молитвы, делится воспоминаниями, размышлениями и прочими радостями и интересностями. Добавили последние выпуски программы.



«О том, как сложно быть поэтом. Встреча с Елизаветой Трофимовой»

Новый гость проекта «Читаем летом» — Елизавета Трофимова. Молодой автор, недавно выпустивший книгу стихов «Улица Сердобольская».

Не знаю, как у вас, а у меня сегодня словосочетание «я поэт» вызывает легкую улыбку. Уж слишком много поэтических творений приходит в редакции журналов и интернет-порталов от любителей поэтического жанра.

Тем удивительнее встретить действительно явление в упомянутом жанре, и узнать, что, оказывается, чтобы писать такие пронзительно простые стихи, нужно философское и теологическое образование. А может быть, не нужно? И стихо-творение – это просто благословение Божье, тот самый Дар, о котором писал еще Набоков?

«Стихи Елизаветы Трофимовой сразу вызывают к себе доверие: не потому, что они содержат знакомые или узнаваемые образы, но потому что сама дикция впускает в них, не требуя дожидаться эффектного завершения или композиционных фигур. Такая речь налагает на молодого поэта большую ответственность: читатели сразу доверяют дар своего внимания, и стихотворение не может на дар ответить какими-то недаровыми запасами готовых образов, штампами, которые не способны быть даром», — пишет о ее книге Александр Марков, профессор РГГУ.

«Я считаю Елизавету Трофимову одним из самых интересных поэтов ее поколения — нынешних двадцатилетних, — с большим потенциалом роста и большим будущим, с огромной поэтической энергией, которая ощущается прямо физически», — считает Ольга Балла, литературный критик.

А вот и немного стихов:

что дает блуждание в темноте
осознание
вещи есть те и не те

опознание
кто мне банкир и семья
и есть я
а еще совершенно не я

сколько музыки прячется там в темноте
столько райского видится нам в наготе

переливчато-нежная слабость твоя
но все дети как дети
и взрослая я

вот друзья мне
калики
монахи в миру

я одно только слово в карманы беру

о втором не прося
с немотою на ты
я в тоске ухожу из родной темноты

Так что такое современный поэт, и кто может им называться? Кто водит его пером — Господь Бог, муза, желание славы, психологические проблемы? Кстати, когда поэту плохо и трудно, помогает ли ему выплеснуть горе в стихах? Можно ли сегодня прожить на условную «зарплату поэта»? Кто и каким образом отбирает стихи, попадающие в книжки?

Об авторе:

Елизавета Трофимова окончила СПбГУ, работала в различных СМИ как журналист, редактор и фотограф. Стихи, эссе и рецензии опубликованы в журналах и альманахах современной поэзии «Polutona», «Артикуляция», «Знамя», «Новая карта русской литературы». Гран-при фестиваля молодых поэтов — 2019 (Киев), лонг-лист премии Аркадия Драгомощенко (2020), лонг-лист премии «Лицей» (2021). Автор книги «Улица Сердобольская» (2019, издательство «Стеклограф»).



«Они целовались на крыше. Забежинский и его книги о Севере и о любви»

Мы продолжаем исследовать тему «Как стать писателем» в нашем проекте «Читаем летом», а еще хотим услышать новые байки от автора — о Русском Севере, о Петербурге девяностых и, конечно же, о любви.

Блогера Илью Ароновича Забежинского знают многие. Он смело и ярко пишет о проблемах, нарывах, но и радостях нашей Православной Церкви. Впрочем, он трогательно пишет о своем детстве, сочно — о советском Ленинграде, тепло — о Петербурге Пушкина и Достоевского.

Но сегодня мы представляем знаменитого «Ароныча» не как блогера и публициста, а как писателя. Недавно вышло две его книги — «Черные грузди. Рассказы о русской глубинке» и «Они целовались на крыше. Рассказы о любви». Первая — про освоение Русского Севера, вторая — ну, понятно про что. Про любовь.

«В лице этого писателя мы имеем дело с блистательным мастером современной прозы, в лучших и самых главных своих вещах достойно продолжающим традиции Чехова, Зощенко, Шукшина и Довлатова», — пишет о новых книгах Забежинского доктор филологических наук, профессор Олег Скляров.

Так чем различается писатель и блогер-многотысячник? Изданными книжками? Амбициями? Слогом изложения? Что вынуждает людей склеивать посты из своих интернет-блогов в печатные буквы на бумаге? Можно ли этим заработать или только, наоборот, потратишься?

Об авторе:

Писатель, блогер, публицист. Окончил СПбГУ, затем Санкт-Петербургский институт богословия и философии и СПбДА с квалификацией «теолог, богослов». Работал на очень разных работах — от таксиста до топ-менеджера. Пишет рассказы, недавно выпустил две книги.



Собрание статей Николая Лосского по социальной философии

Лосский — один из классиков русской религиозной философии, создатель «идеал-реализма», одного из вариантов христианской метафизики. Предельно кратко ее можно передать так: Бог есть Абсолют Свободы, Личностности, Любви, Добра, Истины, Красоты. Он — в силу Своих Любви и Блага — создает мир. Мир есть сообщество свободных существ, призванных путем соборного творчества осуществить абсолютные ценности Свободы, Личностности, Любви, Добра, Истины, Красоты, то есть обожиться, осуществить Царствие Божие. Но раз тварные существа свободны, то они могут и не пойти по этому пути, а пойти по противоположному, а именно не путем любви, то есть соборности, а путем себялюбия, отъединения. С этим связано два специфических аспекта идеал-реализма. Свободные существа, коль скоро они свободны, суть существа идеальные (сверхвременные и сверхпространственные), действующие реально (то есть материально — в пространстве и времени). Свободная личность есть сверхвременный и сверхпространственный центр действий в пространстве и времени; реальность есть комплекс действий идеальных существ. Так снимается оппозиция идеализма и материализма. Коль скоро призвание свободных существ в любви, то любовь, по определению осуществляемая свободно, творит свободную соборность, целое. Так снимается оппозиция индивидуализма и коллективизма. Каждая личность самоценна, свободна, индивидуальна, незаменима и пр. И именно как таковая она входит в целое созданного Бога мира, в свободную соборность.

Каковы следствия такой метафизики для социальной философии? Ответу на этот вопрос посвящены собранные здесь статьи.

«Органическое строение общества и демократия»: свободно осуществляемая свободная соборность любви свободных личностей, где в любви к другим свободно расцветает каждая личность, есть цель мирового бытия. В политической проекции это самоочевидно дает демократию. Политическое устройство из последовательно продуманных христианских метафизики и этики есть демократия. Однако современная демократия существует в условиях капитализма, то есть в условиях эксплуатации человека человеком, буйстве себялюбия и пр. Отсюда самоочевидно следует вывод, что для полноты демократии требуется устранение эксплуатации человека человеком, экономической системы, основанной на себялюбии. Итак: христианская метафизика в политике дает демократический социализм.

«В защиту демократии»: здесь содержатся ответы на критику взглядов, выраженных в предыдущей статье. Из новых тем: антифашизм, антинацизм, антинационализм, антирасизм. Себялюбие в жизни народов есть национализм; соборность в жизни народов есть международное сотрудничество, ограничение суверенитета национальных государств. Короче говоря, к христиански обоснованному демократическому социализму добавляется христиански обоснованный интернационализм.

«Свобода и хозяйственная демократия»: христианская апология демократии, критика капитализма с христианско-демократических позиций. Идеал демократии и этического отношения к личности требуют перенесения демократии в сферу экономики и социальной защиты всех людей. Также здесь утверждается, что лучшая «идеология» для общества свободы — христианство, религия свободы, а никак не материализм, из коего ценность свободы никак не вытекает.

«Экономический строй и интеллектуализация общества»: политическая и экономическая демократизация вкупе с развитием технических сил рисуют перспективу осуществления демократического социализма, в частности — уменьшения физической работы, уменьшения рабочего времени вообще, увеличения досуга. Отсюда проблема заполнения досуга, дающая шанс на увеличение духовной деятельности широких масс населения, то есть «интеллектуализации общества». Человек более не будет сжигать свое время на отупляющей работе. С другой стороны, христиански понятая политика, этическая политика требует совершенствования медицинской, педагогической, культурной систем, что подразумевает большее количество научных, культурных, медицинских работников, работников образования и пр. Того же требует и рост технических сил, которым нужно больше работников умственного труда; также и развитие социальной техники требует большего количества служащих, и служащих более высокого интеллектуального уровня. То есть и с этой стороны — интеллектуализация общества, развитие разума, сознания, культуры, духа. Социализм, таким образом, есть развитие не только материальное, экономическое, но и культурное, духовное, развитие человека как такового.

«Техническая культура и христианский идеал»: рост технических сил дарит много возможностей, но и грозит рядом опасностей. Технический идеал (понимания бытия, жизни, общества в свете техники) — не христианский идеал. Христианский идеал есть органический идеал.

«Индустриализм, коммунизм и утрата личности»: технический идеал, понимание бытия, общества, людей по образу техники грозит тоталитаризмом, превращением общества в машину, а людей — в винтики этой машины, что полностью противоречит органическому идеалу христианства, идеалу свободной соборности; идеалу целого, изнутри, свободного созидаемого.

«Мифическое и современное научное мышление»: техника и наука — благо, если они занимают свое место в иерархии ценностей. Они — зло, если по ним равняют все бытие, что приводит к ущерблению, обеднению бытия. Этому ущерблению христианская метафизика противопоставляет апологию живой жизни, полноты бытия.

Статьи «Нравственная личность Толстого» и «Этические и религиозные учения Т. Г. Масарика» в целом содержат вышеописанную социальную философию.

«Коммунизм и философское мировоззрение». Коммунизм (как экономический строй) есть обобществление, ценность целого, устранение себялюбия из экономической жизни. И вот Лосский делает, в сущности, самоочевидное замечание: такой экономический строй во всем противоречит материализму, такой строй требует как раз идеал-реализма. Это капитализм как экономика себялюбия обосновывается материалистической метафизикой; как обосновывать с помощью нее коммунизм, труд (более не основанный на себялюбии) в коммунистическом обществе — совершенно неясно, крайне непоследовательно. Материализм есть наихудшая «идеология» для коммунизма, материалисты не смогут построить коммунизм, не смогут жить в коммунистическом обществе. А вот христиане были бы идеальными коммунистическими гражданами.

«Диалектический материализм в СССР» — большая статья, изданная отдельной брошюрой. Под «материализмом» обычно понимают «механистический материализм». И вот Лосский показывает, что этот механистический материализм подвергается, в сущности, одинаковой критике и со стороны идеал-реализма (христианской метафизики), и диалектического материализма (марксистской философии). Далее Лосский приступает к анализу диалектического материализма по существу и приходит к следующему выводу: диалектический материализм, как и идеал-реализм, есть критика и превосхождение как и одностороннего материализма, так и одностороннего идеализма, он понимает реальность («материю») как активность, спонтанность, творчество, историю, способность к свободе, сознанию, личностности. Иными словами, диалектический материализм есть не осознавший себя, не дошедший до полноты идеал-реализм, то есть христианская метафизика.



«Культура Руси времен Андрея Рублева и Епифания Премудрого» — книга выдающегося культуролога, историка, искусствоведа Дмитрия Лихачева, посвященная духовной культуре Руси конца XIV — начала XV в. Главная гипотеза этой книги заключается в том, что это время было временем Предвозрождения.



Выложили пять томов писем Федора Достоевского.



Выложили завершающие беседы курса по Евангелию от Марка протоиерея Алексея Потокина в храме Входа Господня в Иерусалим в Бирюлево.



Собрание симфоний Арво Пярта, может быть, величайшего из ныне живущих композиторов, православного творца, представителя «сакрального минимализма».

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle