«Я взглянул, и вот, дверь отверста на небе». О Престоле славы и Агнце

Владимир Стрелов

Ректор библейского колледжа «Наследие»

Почему мы читаем Книгу Откровения в Рождественский пост? Потому что это книга встречи. Встречи не ветхозаветной, а новозаветной — которая поможет нашей личной встрече с Господом.

Если вы посмотрите сейчас на экран презентации, то вы увидите картину Серафины из Санлиса, Серафины Луи, художницы, которая рисовала какие-то таинственные невероятные картины.

Глаза, которые на нас смотрят и которые как будто бы нас пронизывают, сила и красота, может быть, что-то райское и вместе с тем что-то нездешнее — вот это то настроение, которое, у меня по крайней мере, связывается с этими четвертой и пятой главой.

После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего.

Мы очень часто смотрим на нашу окружающую действительность и задаемся вопросом, где же Бог, где Он, где Он. Представьте, что как будто завеса спала, и мы вдруг оказались перед Престолом Божьим.

Мы очень часто сконцентрированы на себе. Евангелист, оказываясь перед этим удивительным видением, смотрит только на Бога, и это видение его захватывает, и это то, что можно почувствовать на самом деле, если полностью отдаться молитве, Литургии, молитве Евхаристии.

Анафора во многом вдохновлена вот этими словами и образами из четвертой и пятой глав Книги Откровения, и наоборот, возможно, что эти главы повлияли как раз на наше православное богослужение — хвала, славословие и понимание, что тот мир, в котором мы живем, — это не последняя реальность. Когда-то завеса уйдет, и мы увидим Божий мир, где Господь — Господин и Творец всего. И давайте об этом почитаем:

И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий;

Автор Книги Откровения даже не решается назвать это, Того Кого он видит, Богом: «Сидящий».

и Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису;

— что-то такое золотистое, может быть, красное.

и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду.

— невероятное сияние.

Вот второй рисунок — это рисунок Уильяма Блейка, поэта-визионера, который попытался это отразить. Невозможно описать Бога, можно описать только то, что Его окружает.

И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца,

— это, возможно, образ Церкви; двенадцать относится к Ветхому и двенадцать — к Новому Завету. Можно по-разному это трактовать, но в любом случае это отражение тех людей, которые угодили Богу.

они облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы

— это как раз цари.

И от престола исходили молнии и громы и гласы, и семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих;

Вот, если представить, что такое шаровая молния, мы лишь отчасти можем представить себе, с чем сталкивается Иоанн в этом видении, — невероятная мощь, невероятная сила, которой хочется пасть ниц.

Видение Бога — это не видение чего-то мягкого, «папочка», как некоторые говорят, Бог действительно для нас Отец, но вместе с тем Он может быть и суровым Судией.

и перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу;

— «море» в ветхозаветных текстах часто это та враждебная сила, которая противоречит Богу, противна Ему. Здесь это море усмиренное, оно гладкое, подобное кристаллу. Кстати, в последних главах моря больше не будет, все зло, все нехорошее из Божьего мира исчезнет навсегда.

и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади.

И дальше идет описание этих животных, которые напоминают нам Книгу пророка Иезекииля и в нашей церковной традиции Евангелие, лики евангелистов связаны с этими четырьмя животными. Но здесь, по-видимому, эти животные олицетворяют собой силу.

С одной стороны, лев — это ярость, это мощь, это способность царствовать; с другой стороны — это телец — возможность справиться с любыми трудностями; это человек — способность разумно управлять творением; и наконец, орел как способность созерцания, господства и т. д.

Вот эти животные — понятно, что все, что здесь говорится, это как бы попытка сказать: «Я видел это». То есть вот как объяснить, если мы увидим что-то, что мы никогда не видели? Мы можем говорить об этом на уровне образов, символов, каких-то аналогий. Вот понимаете, что трон Божий, на котором Господь восседает, он исполнен такой вот силы.

И каждое из четырех животных имело по шести крыл

— то есть они могут летать в разные стороны и

внутри они исполнены очей;

— то есть уже они все видят, за всем наблюдают

и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет.

Вот что мы видим у этого Небесного Престола — все хвалят Господа, Который радикально отличается от нашего мира, Он свят, Он отличен, это и чистота, это и Слава, которая Ему присуща, и которой мы можем причастится.

Он был и есть и грядет, то есть Он всегда, ничто не может воспрепятствовать Ему действовать, и Он Владыка времени и животные воздают

славу и честь и благодарение Сидящему на престоле, Живущему во веки веков,

тогда двадцать четыре старца падают пред Сидящим на престоле, и поклоняются Живущему во веки веков, и полагают венцы свои перед престолом, говоря:

достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено.

Вот это первое видение, которое открывает нам Иоанн.

И видел я в деснице у Сидящего книгу,

— книгу историй, судеб человеческих

написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями.      

— как некий договор, который может раскрыть только тот человек, который этот договор написал. Семь печатей: бывало так, что самые важные документы должны были открывать разные люди. Вот здесь говорится о том, что это самый важный документ, который только существует.

И видел я Ангела сильного, провозглашавшего громким голосом: кто достоин раскрыть книгу и снять печати ее?

И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землею,

И я много плакал о том, что никого не нашлось достойного раскрыть и читать сию книгу, и даже посмотреть в нее.

И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее.

И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю.

Когда мы думаем о победе над силой зла, зачастую мы представляем, что эта победа будет силой, превосходящей силу зла, силой оружия или еще какой-то силой. Но как побеждает Господь: побеждает Агнец, Агнец, который кротко идет на заклание, Агнец, который подставляет Себя вместо других, Агнец, который, конечно, связан и с Книгой Исход, с пасхальным агнцем, и с агнцем из 53-й главы Книги пророка Исаии, и с агнцем, которого отпускали в пустыню в Йом Киппур, который уносил грехи всего народа. Вот таким вот образом описывается Христос.

Вот у меня медаль с латинской надписью: Vicit agnus noster, eum sequamor — «Агнец наш победил, а мы за Ним следуем», то есть, если мы — христиане, названные так по имени Господа нашего Иисуса Христа, хотим следовать Ему, мы должны быть точно так же, как Он, действовать не силой, не отвечая злом за зло, но принося себя в жертву, и тогда это будет победа, которой мы победим мир. Об этом будет разговор дальше в книге.

Как это относится к нашему времени? Это относится ко всем конфликтам, семейным, например, это относится ко всем нашим бытовым конфликтам с нашими друзьями и т. д.

Кто побеждает и кто оказывается сильнее с христианской точки зрения? Тот, кто действительно идет путем Агнца.

И вот посмотрите, какая замечательная роспись храма, созданная сестрой Иоанной (Рейтлингер). Вы видите как раз Агнца, который стоит посреди, который освещен светом, похожим на свет Преображения. Мандорла, из которой исходят лучи ассиста — золотого такого сияния. Слово Божье стоит в центре и вокруг мириады ангелов.

А вот алтарь Гентского собора: в центре стоит действительно Ягненок с невероятно человеческими глазами, которые смотрят на нас, и Который изливает кровь Свою в евхаристическую чашу, тем самым отдавая Свою жизнь ради спасения нашего мира.

И вот замечательная мозаика из Равенны тоже говорит нам о победе Агнца. Но здесь мы видим уже не кровь, здесь мы видим кроткого Агнца, которого все чествуют, и все освещено золотом — светом Царствия Божьего.

И Он пришел и взял книгу из десницы Сидящего на престоле.

И когда Он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых.

И поют новую песнь, говоря: достоин Ты взять книгу и снять с нее печати, ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени,

и соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать во веки.

Посмотрите: оружие, которое используют святые, — опять-таки это не меч, это песнь, это песнь прославления Бога.

Когда мы чувствуем, что зло нас побеждает, когда мы чувствуем, что мы не можем бороться с грехом, давайте будем обращаться к Богу, смотреть только на Него и хвалить Его. Вполне возможно, что это станет самым действенным оружием для того, чтобы нам победить зло, которое пока еще присутствует в этом мире.

И четыре животных говорили: аминь. И двадцать четыре старца пали и поклонились Живущему во веки веков.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

Комментарии для сайта Cackle