Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Дар исцеления старца Порфирия Кавсокаливита

Порфирий Кавсокаливит (1906–1991) – известный всему православному миру греческий подвижник. 27 ноября 2013 г. решением Синода Вселенской Патриархии причислен к лику святых.

Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги почетного профессора Афинского университета Георгиоса Крусталакиса «Улыбающийся святой. Жизнь и чудеса старца Порфирия Кавсокаливита». Свидетельства людей о помощи старца Порфирия автор собирал многие годы.

Преподобный Порфирий действительно на некоторых иконах изображен улыбающимся, что редко встречается в православной иконографии. Главным чувством, наполнявшим душу старца, была радость о своем Боге. Он постоянно об этом говорил. Толковал не о страхе, аде и вечных муках (хотя все это – реальность), а о любви Божией к нам.

Сам старец Порфирий страдал от множества болезней одновременно, но никогда не просил Господа исцелить его: «Мне стыдно. Как я могу просить Бога о чем-то таком?» Терпеливо, до конца своих дней нес святой тяжелый крест болезней и принимал боль с благодарностью, с терпением и верой святых (Откр 13:10).

Однако этому физически немощному человеку Господь даровал силу исцелять телесные недуги, вплоть до серьезных болезней и душевных расстройств. Со временем отец Порфирий, по благодати Божией, развил способность с точностью видеть, чем болен человек. Об этом свидетельствуют многие люди, в разное время получившие помощь старца, да и сами врачи, а также духовные дети, в течение нескольких лет жившие подле него. Святой «диагностировал» болезни, которые не могли выявить даже врачи с большим клиническом опытом, используя самую современную медицинскую технику. Старцу же было достаточно взглянуть на страдающую область тела или пощупать кисть больного или его матери.

Первым способом старец часто выявлял рак и определял степень развития опухоли и ее размеры. Ощупывая кисть руки, он мог «видеть» всю жизнь  человека, судьбу его предков, иногда обнаруживая нарушения генетического характера, о существовании которых больные и не подозревали. В таких случаях старец срочно направлял посетителя к врачам-специалистам.

Характерным примером способности старца Порфирия «ставить диагноз» может послужить следующая история.

Однажды весной 1990 года одна семья — родители и дети — пришла к старцу за благословением. Он попросил мать подойти первой. Взяв ее за кисть, старец сказал: «Назови мне по порядку и не спеша имена детей». Она так и сделала. Когда она дошла до имени своей дочери-подростка, старец крепче стал ощупывать ее руку. Некоторое время молчал и по- том озабоченно спросил о возрасте девочки: в ту ми- нуту старец обнаружил аутоиммунное заболевание, которое медицине трудно установить. Тогда заболевание еще не влияло на здоровье девочки видимым образом.

Когда болезнь все-таки проявилась, врачам потребовалось много времени, чтобы при помощи специальных лабораторных исследований прийти к правильному заключению, которое задолго до них сделал старец. Как всегда в подобных случаях, результат детального научного исследования совпадал с диагнозом, поставленным старцем, весь «клинический опыт» которого состоял в… просвещении благодатью.

Видные греческие врачи уважали и ценили благодатную «диагностику» отца Порфирия, которая часто приносила избавление и предотвращала тяжелые последствия недуга. Благодаря своему дару старец предупреждал развитие болезней, медицинские ошибки и упущения и даже часто предлагал подходящее лекарственное лечение. Особую отзывчивость святой проявлял к людям, которые мучились от разных форм рака. Онкологические больные, не получившие пользы от длительной химиотерапии, исцелялись полностью, и прочие трудноизлечимые болезни исчезали от его благословенной руки.

Случай, о котором мы расскажем ниже, был связан со здоровьем монахини Феосемни, игуменьи монастыря Хрисопиги в г. Ханья на острове Крит. Этот рассказ основан на свидетельстве сестер монастыря и людей из близкого окружения старца.

Монастырь Хрисопиги, г. Ханья, остров Крит

Старец Порфирий особенно любил и почитал монастырь Хрисопиги, непрестанно молился о его игуменье и сестрах. Как только в обители возникало какое-либо затруднение, они связывались со старцем и просили его о помощи.

Когда матушка Феосемни стала чувствовать постоянную боль в области желудка, она отправилась к старцу в Оропос в сопровождении сестры Феоксени — посоветоваться о своем здоровье. Это было 30 января 1986 года. Старец, как всегда, принял матушку приветливо и с любовью. Он выслушал ее, поинтересовался тем, как боль развивалась, и, устремив взгляд на страдающую часть тела, сказал: «Ты сильно заболела, моя дорогая. Тебе надо немедленно посетить врача. Не тяни. У тебя нет времени».

Сказав так, старец немедленно позвонил в Колонаки, в клинику одного своего духовного сына, впоследствии — профессора гастроэнтерологии, Илиаса Курумалиса. Он попросил врача сегодня же принять игуменью. Тот сначала отказался — в тот день было много работы, — но, уступив настойчивым просьбам старца, уже вечером принял больную, отправив ее на обследование. Диагноз врачей, как и ожидалось, совпал с диагнозом старца: рак в брюшной области.

Поскольку стадия рака была поздней и состояние — опасным, было решено лечиться за границей. Игуменья вместе с сестрой Феоксени поехала в Лондон, к одному всемирно известному онкологу. Он, однако, не принял матушку — у врача на лечении было и так очень много пациентов. Игуменья заволновалась и позвонила, чтобы посоветоваться со старцем, как ей быть. Тот ответил: «Настаивайте. Этот врач не только очень хорош, но и должен отдать один большой долг». Они послушались, хотя в тот момент и не вполне поняли смысл слов старца. На следующий день игуменья с сестрой снова посетили доктора и при посредничестве одного молодого врача с Крита, который в тот момент проходил стажировку в клинике, стали просить принять матушку на лечение. На этот раз ответ был другим. Услышав, что игуменья с Крита, врач был тронут и сразу взялся за этот случай, проявив к матушке особое внимание. Он сказал, что таким образом покроет «один большой долг» — моральный долг перед своим отцом.

Отец этого врача, как выяснилось, будучи британским военным, принимал участие в битве за Крит в составе союзнических войск. Во время отступления он чудом спасся: критские монахи помогли ему бежать. Это событие навсегда осталось в его памяти. Он попросил своего сына-врача отдать за него моральный долг, предоставляя медицинскую помощь критянам, которым случится обратиться за ней.

Таков был нравственный завет этого англичанина — воздать любовью за любовь. И об этом «большом долге» говорил старец, просвещенный Святым Духом.

Итак, английский онколог срочно назначил операцию игуменье Феосемни на 13 февраля 1986 года.

В этот день в восемь часов вечера, как раз во время решающей операции в Лондоне, началось всенощное бдение в монастыре Хрисопиги.

В четыре часа утра в монастыре раздался звонок — это был отец Порфирий. Он позвал сестер к телефону, чтобы сообщить им об операции и укрепить их душевно: «Видите, что произошло! Была Божественная литургия… мы все были на ней! Кого там только не было!..» И святой старец стал описывать, как он видел всех собравшимися вместе: тех, кто горячо молился в Хрисопиги, в Оропосе и у операционной в эти часы тревожного ожидания.

Он видел всех, видел, как сестры вокруг операционной принимают участие в надмирном священнодействии. В нем собрались воедино все горячие молитвы, и старец по благодати наблюдал, как они пересекают небо и направляются к Престолу Божию. В 4:30 старец позвонил митрополиту в Ханью:

«Ваше Высокопреосвященство, вы видели, что случилось?» — «Нет, геронда, я не могу видеть, как вы, — отвечает тот. — Вы нам расскажите». И святой старец повторил свой удивительный рассказ: «Ваше Высокопреосвященство, в тот момент мы все вместе были там…»

Незадолго до операции ответственный хирург, знаменитость, дал понять критичность положения. Его прогноз был формален и холоден, без доли оптимизма: пациентка не сможет выжить. Между тем игуменья Феосемни прожила еще 14 лет. Она скончалась 31 мая 2000 года. Медицинский прогноз был совершенно упразднен Божественным вмешательством. Произошло чудо, которое совершилось через блаженного старца во славу Бога, дивного во святых Своих (см. Пс 67:36).

Святой старец, как было сказано выше, с особой любовью возносил молитвы за больных раком и вообще изучал эту страшную болезнь нашего времени. В беседе по вопросам онкологии и СПИДа, которую отец Порфирий однажды имел с одним университетским врачом в больнице Сингру, он сформулировал важные положения, о которых позднее вспоминал и повторял их снова:

Я тоже провел некое исследование рака и могу сказать вот что. Раком в основном заболевают запутавшиеся души, тревожные люди, мучимые разными событиями, подавленные.

Если тебе скажут, что у тебя рак, нужно полностью предаться в руки Божии, успокоиться, умиротвориться, полюбить мир, полюбить всех и вся. Чтобы все существо твое стало любовью и славословием Богу. Когда ты прилепишься к Нему и душа твоя умиротворится, симпатическая и парасимпатическая нервные системы твоего организма успокоятся.

И тогда рак если и не излечится, то, по крайней мере, остановится там, где находится…

Тебе сказали, что у тебя СПИД. Однако, когда это сказано, не думай: «У меня такая болезнь, значит, я умру», — ничего подобного! Начни читать Писание, ты увидишь, что смерти не существует и что тот, кто верит Божиим словам, не умирает никогда.

Нет, я не принимаю лекарства. Я стараюсь молиться, предаваться Богу. Знаешь, какой я раньше был сильный? Мне можно было операцию без наркоза делать, по благодати Божией. Теперь я все это утратил.

«Знаете, я не хотел бы, чтобы меня фотографировали, чтобы не выглядеть посмешищем. Но ничего страшного. Фотографируйте. Этот снимок пригодится. Только дайте мне тоже несколько копий, чтобы я их мог раздать. Знаете, в последнее время благодатью Божией многие больные онкологией выздоравливают в разных местах. Здесь, в Греции, в Канаде, в Австралии, в Америке. Эти люди просят у меня что-нибудь на память. Пусть у меня будет, что им дать».

Святой великой простоты, он с детской наивностью говорил о великом чуде как о самом незначительном повседневном событии: «Знаете, в последнее время благодатью Божией многие раковые больные выздоравливают…»

Потом старец Порфирий поправил свою монашескую скуфейку и совершенно преобразился. Лицо его засветилось! С крестом в руке, он дал благословение. С тех пор он каждый день благословляет тех, кто призывает его, внимательно вглядываясь в его мирный образ. Эта первая фотография, сделанная на нашем новом фотоаппарате, стала исторической. Возможно, это самый известный снимок старца, который сегодня для тысяч людей является тайной опорой в часы одиночества и испытаний. С ним связан один чудесный случай, произошедший в большом городе в области Македония примерно три месяца спустя после кончины старца.

В ночь с пятницы на субботу 22 февраля 1992 года служащая Мария И. перенесла острый сердечный приступ и была помещена в реанимацию местной городской больницы. Дежурный врач, которая вела лечение пациентки, дала указание своим сотрудникам не делать необходимого в таких случаях укола тромболитика, поскольку у пациентки в тот момент были месячные.

Мария дружила с матушкой М., игуменьей известного в той области монастыря. Игуменья была духовной дочерью отца Порфирия и за несколько дней до этого отправилась в Оропос на панихиду в сороковой день по смерти приснопамятного старца. Она привезла с собой масла из лампадки, горевшей в келлии старца, а также его фотографии — те, что раздавали в монастыре. Монахиня передала больной и ее мужу немного масла и фотографию. Та приняла подарок с умилением и поставила его на свою тумбочку, не зная, кем был почтенный старец.

Наступил четверг 26 февраля, день святого Порфирия Газского, именины старца Порфирия. Игуменья М. выбрала этот день, особенно любимый батюшкой, чтобы совершить панихиду в своем монастыре. Итак, около 5:30 утра игуменья готовила коливо и горячо молилась Богу о выздоровлении своей духовной сестры Марии — та была в критическом состоянии. Призывая на помощь святого старца, она со слезами просила его походатайствовать о спасении женщины.

Как раз в это время в полумраке палаты реанимации появилась фигура некоего почтенного иерея, который бесшумно подошел к кровати больной Марии. Пациентка не могла его как следует разглядеть и подумала, что, возможно, это ее духовник, отец А. Священник подошел еще ближе и, улыбаясь, сказал: «Я не тот батюшка, которого ты ждешь. Я отец…» Батюшка прошептал какое-то имя, но больная не смогла его расслышать. Все же она была тронута и поражена появлением старца, она следила за ним глазами… тот опять улыбнулся Марии и, слегка облокотившись на кровать, благословил ее еще раз и удалился… Батюшка подошел и к остальным восьми пациентам, благословил их и ушел. Его походка была настолько легка, что казалось, будто он не касается пола. Посетитель вышел не через дверь, он подошел к окну и… исчез.

В тот момент Мария снова почувствовала себя хорошо, как будто она освободилась от какой-то внутренней тяжести. Она ощущала себя здоровой, как раньше! Женщина тотчас же встала с кровати.

В 11:00 шел утренний обход палаты. Было засвидетельствовано, что тромбы у Марии разрушились сами собой. Дежурный врач была удивлена и стала выяснять, не сделал ли все-таки кто-то из сотрудников пациентке укол тромболитика, вопреки ее запрету. Все заверили ее, что этого не было. Тогда врач пришла к выводу: или первичный диагноз был ошибочен, или произошло настоящее чудо.

Целебное действие чудесного присутствия отца Порфирия коснулось и остальных пациентов этой реанимационной палаты, которых старец посетил и благословил в то утро. Их состояние быстро улучшилось, как признавались врачи, «странным и невероятным образом».

Весть о небывалом случае быстро распространилась во врачебных кругах, он даже обсуждался на кардиологической конференции, состоявшейся чуть позже в Афинах. Это чудо было свершившимся и засвидетельствованным фактом, и наука не сумела ни объяснить, ни истолковать его.

Близкие Марии, желая получить подтверждение случившегося, обратились к врачам-специалистам в Лондоне. Те, в свою очередь, с удивлением заверили их в полном выздоровлении пациентки.

Проходили месяцы, об этом чудесном случае становилось известно все больше. Но первые сведения были самыми общими и неопределенными: единственной точной информацией, которая дошла до меня, было название места, где явился старец. Любовь и уважение к этому святому человеку побудили меня внимательно исследовать и записать это событие.

Примерно восемь месяцев спустя, с 24 по 27 сентября 1992 года, я совершил мою обычную для этого времени года паломническую поездку на Афон. Начать паломничество я намеревался с монастыря Симонопетра, но Богородица и святой старец устроили все иначе. Утром 24-го числа я встретился в Уранополисе с митрополитом Сидирокастрийским Иоанном, который желал посетить батюшку Максима в Керасье и совершить одну хиротонию. Мы поговорили, и я решил поехать с владыкой. Но сначала я хотел поклониться могиле старца Порфирия в Кавсокаливии.

После полудня наш парусник достиг пристани Кавсокаливии. Мы стали подниматься по тропинке. Нас было семеро незнакомых друг с другом людей. Мы проходили мимо тенистых деревьев, внизу бескрайнее синее море терялось за горизонтом, сливаясь с небом. Старец очень любил эти бесконечные голубые дали. Бывали мгновения, когда он устремлял туда свой взгляд, отдыхая мыслями и душою.

Когда мы добрались до могилы приснопамятного старца, нас осталось трое — остальные четверо пошли дальше. Поклонившись могиле святого, мы начали беседовать о нем и так познакомились друг с другом. Одним из собеседников был К. К., богослов, а другой, К. М., ремесленник. Оба они оказались земляками и друзьями Марии, о чудесном исцелении которой рассказано выше. К. М. к тому же приходился ей соседом (теперь он — монах на Афоне).

Так святой старец чудесным образом собрал нас тем вечером у своей могилы, послав мне именно тех людей, которых я искал. Мы проговорили с ними до утра. Эти два брата во Христе дали мне адрес и телефон Марии, я же попросил их передать женщине мою просьбу встретиться, чтобы поговорить о произошедшем с ней чуде.

Вернувшись в Афины, я отправил Марии письмо, вложив внутрь фотографию почтенного старца. Как мне потом сообщили два моих друга, Марию в этот момент мучила мысль: кто же был тот святой, который посетил ее в то утро, исцелил и спас ей жизнь? Она не была знакома с отцом Порфирием лично. Мария и хотела поверить в помощь свыше, но голос сомнения в ней был очень силен.

Однажды вечером, как нам потом рассказали, Мария вдруг проснулась и услышала голос: «Завтра ты получишь письмо. В конверте будет фотография с изображением того, кто вылечил тебя в то утро. Не сомневайся больше».

На следующее утро Мария в самом деле получила письмо. Это было мое послание, в которое я вложил ту нашу знаменитую фотографию святого старца.

Важнейшей идеей, которую старец старался донести до своих духовных чад, была та, что мы «многую пользу получаем от болезней, если только переносим их не жалуясь, но славословим Бога, прося у Него милости».

Святой старец говорил нам, что благодать Божия — единственная сила, которая изменяет человека, преобразуя его душевно и телесно. Основу же составляет душевное здоровье, и его можно сохранить только доверием к Богу, евангельской любовью и жизнью в веселии и простоте сердца (Деян 2:46). Такая жизнь избавляет от стресса современной жизни, дает телесную крепость.

Икона преподобного Порфирия Кавсокаливита

Но старец Порфирий также учил нас, что иногда боль и болезнь и процесс их излечения служат какой-то особенной, глубокой духовной цели — она неясна вначале, но постепенно приоткрывается.

Показателен случай внезапной болезни духовной дочери старца Порфирия, Афины С. В 1986 году Афина почувствовала сильную боль в бедре. Одновременно с этим ей стало трудно ходить. Когда старец ее увидел, он «диагностировал» наличие опухоли в бедре и посоветовал немедленно отправляться в Лондон к онкологу. Однако велел не бояться, потому что ее случай будет иметь благоприятный исход и хирургическое вмешательство не потребуется.

В областной больнице Западной Аттики «КАТ» были сделаны все необходимые медицинские анализы (магнитная томография и т. д.). Перед отъездом за границу старец благословил Афину и три раза перекрестил страдающую часть бедра.

Когда она приехала в Лондон, все пошло гладко, без каких бы то ни было трудностей, как по писаному. Афина была принята в университетскую больницу, где за ее лечение взялся профессор Смит — онколог, известный на весь мир. Профессор и группа его сотрудников с самого начала с особым вниманием отнеслись к ее случаю. По прошествии времени их отношения становились все более дружескими. Профессор Смит расспрашивал свою пациентку о греческой кухне, о православных постах, о греческих обычаях. Он часто посещал Афину со студентами и врачами, повышающими квалификацию, чтобы обсудить в рамках медицинской специализации состояние пациентки.

В один из дней английского профессора совершенно поразил необъяснимый отпечаток светового креста на магнитной томографии больного бедра Афины. Это непонятное и удивительное явление профессор никак не мог объяснить и истолковать, — с научной точки зрения оно было невозможно. Он обратился за объяснением к Афине, и та рассказала ему, что световой крест — это не что иное, как «отпечаток» на ее кости благословения ее духовного отца, старца Порфирия, чья молитва сопровождает ее и здесь, в Лондоне, в этом нелегком личном испытании.

Лечение завершилось неожиданным успехом: как и предсказывал старец Порфирий, хирургическое вмешательство не потребовалось. Положительная динамика в течении болезни произвела впечатление на профессора Смита и его команду. Они решили продолжать время от времени наблюдение за состоянием болезни Афины. Никакое лекарственное лечение больной предписано не было, даже аспирин!

Когда Афина вернулась, старец Порфирий ей сказал: «Это твоя слабость в бедре, чадо мое, была поводом для прославления имени Божия. Эта болезнь и путешествие в Лондон случились только для профессора Смита: он стал православным!»

Из книги Георгиоса Крусталакиса «Улыбающийся святой. Жизнь и чудеса старца Порфирия Кавсокаливита». — М.: Никея, 2020.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle