Телефон/факс:

8 (495) 959-92-76

Как вера отменяет клятву. Епископ Василий (Родзянко) толкует Писание

Богатейший духовный опыт, накопленный епископом Василием (Родзянко), опыт духовного возрастания и преображения со всей ясностью отображен в сборнике его бесед «Живет во мне Христос. О смысле жизни и православной веры». Предлагаем вашему вниманию отрывок из этой книги — экзегетический опыт владыки Василия.

В Священном Писании мы встречаемся с клятвой, с одной стороны, и проклятием — с другой. Первая — это утверждение истинности сказанного или обещанного, второе — полное отвержение. Вот два противоположных значения этого древнего слова. В древнеславянском языке оно означало и то, и другое. Та же особенность сохранилась и в наше время, например, в сербском языке, есть слово «клетва», и для различения его значений применяется приставка «за». Когда кто-то хочет подчеркнуть положительный смысл клятвы как присяги, говорят «заклетва». В русском языке семнадцатого века слово «клятва» употреблялось и как «проклятие». Хотя в греческом есть разные слова для их обозначения, сама идея связи клятвы и проклятия, в Священном Писании в целом и в частности в Послании апостола Павла к Евреям, очевидна. Она-то и повлияла на их лингвистическую связанность в славянском, английском и других переводах.

В этом есть глубокий смысл. Утверждение истины имеет такую силу, что оно само отсекает от истины тех, кто ей противится. Отсюда  и происхождение слова «проклятие», и отсылка к проклятому, то есть к дьяволу.

В Послании к Евреям апостол Павел говорит о клятве Бога Аврааму. А евангельский текст повествует о проклятии бесноватого, обреченно- го силой духа зла на многократное погружение  и в огонь, и в воду. Такова судьба всех, кто оказывается во власти проклятого — дьявола. Эти противоположные тексты сопоставлены не случайно. Чтобы это понять и усвоить, надо обратиться к контексту всего Священного Писания и вникнуть в историю древности.

Апостол Павел цитирует 21-ю и 22-ю главы Книги Бытия из ветхозаветного Пятикнижия Моисея.

…И теперь поклянись мне здесь Богом, что ты не обидишь меня, — сказал Авимелех Аврааму, — ни меня, ни сына моего, ни внука моего, и как я хорошо поступал с тобою, так и ты будешь поступать со мною и землею, в которой ты гостишь. И сказал Авраам: я клянусь. И было после сих происшествий, — продолжается рассказ, — Бог искушал Авраама, и сказал ему: Авраам! Он сказал: вот я. Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака, и пойди… и принеси его во всесожжение. И далее рассказывается о том, как Авраам послушался Бога, и взял Исаака, и повел его на указанную ему гору, и там связал, положил его на жертвенник, и собирался уже заколоть его… Как вдруг ангел Господень остановил его руку и сказал: Авраам! Авраам!.. Не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня. И сказал: Мною клянусь, говорит Господь, что так как ты сделал сие дело и не пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря, и благословятся в семени твоем все народы земли, за то, что ты послушался голоса Моего (ст. 11–18).

История говорит нам, что клятва Господня исполнилась. И мы в наши дни, через пять тысяч лет после тех событий, становимся свидетелями того, что потомки Авраама до сих пор существуют, и живут теперь в той самой земле Авраама, где он клялся Авимелеху и где Бог клялся ему, — в Израиле. Апостол Павел ссылался на эту же клятву Господню почти две тысячи лет тому назад и уже тогда свидетельствовал, что клятва эта действительно исполнилась.

Св. праотец Авраам. Икона. Земли Галича Костромского, XVIII в.

Обратим внимание на саму клятву. Мною клянусь, — говорит Господь. Перед этим мы видели, как Авраам сам клялся Авимелеху, клялся Богом. Обычай этот тогда был распространен повсеместно. Язычники клялись множеством своих богов, верующие в Единого Бога клялись Богом Истинным. Обычай этот дошел до наших дней: в Америке до сих пор присягу приносят с Библией в руке и призывают имя Божие.

Апостол Павел принимает этот обычай как нечто само собой разумеющееся и обращает на не- го внимание в связи с его особой спецификой: Бог клянется Самим Собой. Почему апостол указывает на это? Обратим внимание на 11-й и 12-й стихи Послания к Евреям.

Желаем же, чтобы каждый из вас, для совершенной уверенности в надежде, оказывал такую же ревность до конца, дабы вы не обленились, но подражали тем, которые верою и долготерпением наследуют обетования (6:11, 12).

Почему это было сказано? Чтобы подтвердить верующим в Израиле, к которым обращается апостол в этом послании, совершенную уверенность в надежде, призывая их оказывать такую же ревность до конца: …дабы вы не обленились, — пишет он в Иерусалим, — но подражали. После этого автор послания ставит им в пример Авраама и клятву Господню. «Совершенная уверенность в надежде» — вот ключевая фраза! То есть чтобы каждый из вас проявлял ту же ревность для достижения полноты надежды, пишет он.

Эта фраза как бы перекликается с восклицанием несчастного отца из евангельской истории: Верую, Господи! Помоги моему неверию! (Мк 9:24). Дай мне уверенность в надежде! Перед этим Христос говорит ему: Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему. Вот к этому и стремится апостол Павел. Все возможно верующему! Об этом он хлопочет у иерусалимских евреев, приводя им в пример Авраама. Поэтому Бог клянется Самим Собой, совершенной уверенностью. Вот она, вера, которая делает все возможное. Вот она, помощь неверию.

Значит, клятва — не просто утверждение, а если нужно — то и проклятие для самого себя, в случае, если сказанное окажется неправдой. Как же сильно человека любит Бог, если идет на такое — проклинает Себя Самого! И это не просто слова. Это действительно проклятие на деле. Об этом так и сказано в другом месте Священного Писания: Проклят всяк, висящий на дереве, то есть на Кресте, как пишет об этом апостол Павел в Послании к Галатам, цитируя ветхозаветную Книгу Второзакония и объясняя: Христос искупил нас от проклятия, Сам сделавшись за нас проклятием (3:13).

Клятва, данная Богом Аврааму, клятва Самим Собой, осуществилась и как проклятие. Не потому, что Бог не верен, а потому, что человек изменил. Бог все взял на Себя Самого. Клятва Божия исполнилась. Аврааму было дано потомство, распространившееся по всему миру. Но потомство это отпало и от Бога, и от Авраама, как свидетельствует Христос, скорбя о случившемся и утверждая, что Господь может и из камней сделать детей Аврааму. В этом смысле, духовно, клятва не осуществилась. Бог дал этому потомству свободу, и оно ушло на страну далече (Лк 15:13). И за это Сам Господь сошел на землю, взяв на Себя это проклятие. Вот как страшна клятва! Поэтому Сам Христос, придя на землю, отменяет ее для своих учеников вообще, раз и навсегда.

Слышали вы, что было сказано древним: не приноси ложной клятвы, но исполняй перед Господом клятвы твои. А я говорю вам: не клянись вовсе, ни небом, потому что оно престол Божий, ни землею, потому что она подножие ног Его, ни Иерусалимом, потому что он город великого царя, ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Да будет же слово ваше «да, да» и «нет, нет», а что сверх этого, — от лукавого (Лк 5:33–37).

Да, от лукавого. От проклятого, от того, кого именуют отцом лжи. Потому что клятва психологически предполагает ложь, обман, фальшь, недоверие и неверие. И когда Бог клянется Самим Собой Аврааму, Он снисходит к греховной немощи человеческой, искушаемой дьяволом — лжецом и отцом лжи. Но вот клятва совершилась. Бог снизошел, дал клятву. И стал жить на земле в теле человеческом и в муках человеческих сходил в ад. И уничтожил Собою клятву. Больше нет и намека на ложь! Не клянись вовсе, ты теперь в правде Божией, ты искуплен, ты теперь не знаешь ни лжи, ни фальши, ты веришь без клятвы — она не нужна тебе, истинному христианину. Вера побеждает без клятвы — «да, да» и «нет, нет».

В этом разница между Ветхим и Новым Заветом.

Ветхий Завет основан на клятве, Новый — на вере и любви в надежде.

Но апостол Павел пишет евреям, а они пребывают в своей прежней, ветхозаветной психологии. Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их (6:16), — пишет апостол верующим Святой земли. Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву, — продолжает апостол, —  дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду (6:17–18). Таким путем ведет автор Послания к Евреям своих читателей, родившихся в Завете Ветхом, к Завету Новому, и к новому в нем рождении. Он делает это так:

надежду, которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека (ст. 19–20).

Итак, клятва Ветхого Завета уступает якорю Нового, вере и надежде в любви, и ожидание обещанного превращается в проникновение вовнутрь, в самую суть, во Святое Святых, за завесу. То есть это проникновение в живой опыт богообщения, прямо и непосредственно, туда ведет нас, как предшественник, первосвященник по чину Мелхиседекову. Стало быть, Сам Христос. Так вера побеждает клятву, а благодать — закон. Вера побеждает и само неверие с помощью Христа. Верую, Господи, помоги моему неверию! Проклятие снимается и, охваченное нечистым духом, очищается для новой жизни, к жизни вечной.

В этом смысл Евангельского рассказа:

Учитель! я привел к Тебе сына моего, одержимого духом немым: где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет (Мк 9:17–18).

Здесь встает для нас существенный вопрос: какой это дух? И дух ли это вообще? Данное здесь описание полностью соответствует принятому сейчас медицинскому описанию болезни нервной системы человека — эпилепсии. Что это? Болезнь, и только? Ответ на этот вопрос дает современная медицина. Симптомы одинаковы, говорят о таких явлениях врачи, но причин может быть тысячи, и одна не похожа на другую. Значительную долю в развитии болезни имеет подсознание человека, а оно еще далеко не изучено, и неизвестно, случится ли это когда-нибудь.

Перед нами таинственная область. Если в значительной степени проблема связана с подсознанием, значит, нам может помочь психиатрия. Обращаясь к ней, мы узнаем, что решающим в психическом здоровье человека является наличие или отсутствие разного рода психических комплексов — в частности, комплекса неполноценности. Когда он чувствует себя проклятым, никому не нужным, никем не любимым. Подсознание охватывается повышенной чувствительностью, самоощущением, самоощупыванием, расшатывающим нервную систему, что вызывает, согласно данным современной медицины, условия для эпилептических припадков. Этот феномен очень тонко описан у Достоевского, лично пережившего такие припадки.

Взглянем на все это с точки зрения духовной жизни человека в православном ее восприятии. Самое опасное, по учению святых отцов, — так называемые помыслы, которые не являются сами по себе грехами, но несут в себе греховность, атмосферу греха. Эти помыслы могут быть самыми различными, но общее в них — так называемая самость, устремленность к эгоцентричности и отрыв от реальности — жизни и других людей, отчуждение.

Это, говорят святые отцы, и есть демоны, бесы. «Как бороться с помыслами?» — спрашивали верующие старцев и духовников древности. «Не обращать на них никакого внимания! — отвечали наделенные духовной мудростью отцы. — Пока ты не согласился с помыслом, ты не внес его в свое сердце, и он тобою не владеет, относись к нему как к собачьему лаю или летающим вокруг тебя мухам. Это не ты, это не твои мысли, это мысли демонские. Это искушение лукавого. Не будешь обращать внимания — они оставят тебя, а вот если начнешь ими интересоваться, соглашаться или даже спорить, — тут-то тебе и конец. Они завладеют тобой, и ты лишишься самостоятельности духа, окажешься одержимым. Это начало беснования». Начало порочного круга зависимости от привычки, — скажут в этом моменте психиатры.

Так встречаются в этой области религия и наука. Описанный случай эпилептика в Евангелии одинаково подходит и к правилам духовной жизни, и к психиатрии и невропатологии. Это явления — психосоматические, а психика соединена с духовностью. Дух, злой дух овладевает духом человека. Описывая такие психические явления, великий психолог Достоевский прямо говорит, за кем числится авторство этих явлений, этого состояния: за бесами. Он так и называет свой психологический роман, и цитирует Евангелие, ставя цитату о бесноватом в виде эпиграфа ко всему произведению.

Исцеление бесноватого отрока. Фреска. Гора Афон, XVI в.

Конечно, у людей бывает не просто депрессия, а что-нибудь совсем другое. Демоны используют многое в человеческой психике. Когда отец юноши сказал Христу, что он привел сына к ученикам и они не смогли ничего сделать, первой реакцией Спасителя были слова: о, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? Приведите его ко Мне (Мк 9:19). Род неверный. Это то самое психологическое состояние неуверенности, сомнения, колебания, которое видит в современных ему евреях апостол Павел и приводит им в пример Авраама и клятву Божию, чтобы убедить. Ученики Иисуса были такими же колеблющимися евреями, тогда еще не уверовавшими. Но Иисус не прибегает ни к клятве, ни к ветхозаветному очищению, он обращается к вере. И на призыв несчастного отца: …если что можешь, помоги нам и сжалься над нами! — отвечает: …если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему. И тогда вырываются эти сильные, трогательные, отчаянные слова: верую, Господи, помоги моему неверию! (Мк 9:22–24).

Да, клятва, даже Божия, уже не нужна. Нужна вера, и только вера! И потом молитва. Все возможно верующему.

Дух немой и глухой! Я повелеваю тебе: выйди из него и впредь не входи в него. И, вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался как мертвый, так что многие говорили, что он умер. Но Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он встал… ученики Его спрашивали Его наедине: почему мы не смогли изгнать его? И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста (Мк 9:25–29).

Молитва — обращение к Богу, Источнику всего. Пост — обращение к себе, контроль над собой. Двуединое действие Бога и человека. Господь отвечает вере в молитве. Человек изгоняет, прежде всего из себя, духа самости и эгоцентризма, семя неверия и проклятия, перекрывает источник беснования, то есть демонов. Так подымается дух человека над духом зла и над клятвой в обоих ее значениях: и утверждения, и проклятия. И возвышается на крыльях веры в небесное, молитвенное богообщение, спасая любовью ближнего и исцеляя от охватившего его беса — духа немого и глухого, как образно обращается к нечистому Христос.

Боже сил! Помоги и нам укрепиться в вере  и постом с молитвою противостоять силам демонским, изгоняя их из себя, из других благодатью Духа Твоего Святого.

Из книги епископа Василия (Родзянко) «Живет во мне Христос. О смысле жизни и православной веры». — М.: Никея, 2020.


Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Комментарии для сайта Cackle